Вторник, 23 мая 2017 года, 04:01
RSS
Интервью для СМИ

Алексей Орлов: Главное - расставить приоритеты, что считать номером один, что можно сделать уже завтра


26 апреля в своем интервью Глава Калмыкии Алексей Орлов подвел итоги нескольких событий, которые прошли в республике: старту праймериз или внутрипартийному предварительному голосованию, расширенному заседанию комитета Совета Федерации Федерального собрания РФ по науке, образованию, культуре и информационной политике, газификации республики. Вопросы главе региона задал корреспондент ГТРК «Калмыкия».

Подробнее...



Алексей Орлов: совещание в Калмыкии вселяет уверенность в завтрашнем дне


Вчера Глава Республики Калмыкия Алексей Орлов дал интервью республиканским СМИ, в котором рассказал о прошедшем в Элисте рабочем совещании по вопросам переселения граждан из аварийного жилищного фонда. Предлагаем вниманию читателей газетную версию беседы с журналистами.

- Алексей Маратович, главное событие этой недели это совещание, которое провел в Элисте Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. О каких итогах уже сегодня можно говорить?

- Действительно , это одно из главных событий не только этой недели, но и начавшегося года. Совещания такого уровня, по такой значимой теме в нашем регионе провел лично Владимир Владимирович Путин. Об итогах совещания можно говорить только позитивно. Вы знаете, что во исполнение майских указов прошлого года был предпринят ряд шагов как главы государства, так и правительством, региональными властями по решению проблем, указанных в этих указах. Одна из этих проблем, конечно же, переселение граждан из аварийного и ветхого жилья. На сегодняшний день около 38 миллионов квадратных метров еще востребовано для того, чтобы переселить около 320 тысяч наших граждан по всей Российской Федерации. Наши цифры в этом ряду значительно скромнее, но тем не менее от этого задачи не уменьшаются. И мы вчера стояли перед серьезной проблемой недостаточности финансирования, том числе и в связи сокращением объемов финансирования по фонду. Но одним из знаменательных решений вчерашнего совещания, которое прошло, подчеркиваю, в череде очередных совещаний по этой тематике, стало в первую очередь увеличение объемов финансирования; во вторую очередь увеличение сроков реализации этой программы. И, конечно же, (это немаловажно) рассматривался вопрос о так называемых объемах сопоставимости финансирования, как из региональных, так и из федерального бюджетов. Эта тема, к сожалению вчера прозвучала, было внесен ряд предложений губернаторами, в том числе и мной. Но на сегодняшний день эта тема подлежит обсуждению в правительстве и Президентом дано поручение и в мае текущего года будет определен формат этой программы. Это что касается самой программы и самого совещания.

За рамками этого совещания могу сказать, что эта тема очень больная, очень деликатная. Вчера мы с Президентом посетили один из аварийных домов постройки 1961 года. Есть люди, которые живут в этих квартихар более 25 -30-лет. Программа в республике начала работать с 2007 года. И только в прошлом году мы начали работу по переселению. Хотел бы отметить, что на протяжении многих лет темы переселения граждан из аварийного и ветхого жилья никто не касался. В 2008 году программа осуществлялась на вторичном рынке, на выкупе жилья. В 2009 году программа вообще не работала в республике, республика вообще не подавала заявку на участие в этой программе. В 2010 году республика не подавала заявку. Только в конце 2010 году уже новое правительство сформировало и в срочном порядке отправило программу по переселению граждан. И вы знаете, в 2011 году реализация этой программы по всей республике началась. 38 домов по всей республике было сдано в эксплуатацию. Появились первые метры социального жилья. Конечно, если бы мы с Президентом побывали в домах по Клыкова 6, по улице Правды 19, Победы 28, откуда были переселены граждане, к сожалению, у Президента были бы еще худшие впечатления от увиденного. Безусловно, в своей работе мы ориентированы, в первую очередь, на совсем уж катастрофические условия проживания, хотя и те условия которые увидел вчера Президент и совершенно справедливо назвал их нечеловеческими, нетерпимыми на сегодняшний день. Но самое главное, о чем должны знать жители нашей республики и, самое главное, жильцы этих аварийных домов, динамика есть. И, как вчера призналась одна из жительниц этого дома, они сами видят, что строительство идет, и они сами ведут свой общественный контроль. Это свет в конце тоннеля, это решение вопроса, которое не за горами. К сожалению, у нас нет волшебной палочки, по мановению которой людей проживающих в трущобах(без всяких кавычек), мгновенно переселить в новое, комфортное жилье. Но такая работа ведется. И мы с вами были в доме №35 и посетили семью, которая уже проживает в хороших, комфортных условиях. Мы с вами неоднократно присутствовали и пили чай с этих квартирах. Это вселяет надежду. А вчерашнее совещание вселяет не просто надежду, а уверенность, что указ Президента России от 7 мая 2012 года будет выполнен. И программа будет реализована, в том числе и на территории Республики Калмыкия.

- Какие пожелания были высказаны именно в адрес нашей республики?

- Совещание проходило на всероссийском уровне. Это совещание не касалось нашего региона. Президент вправе и проводит такие совещания по всей стране. Поэтому вопрос конкретно республики не касался. Еще раз повторюсь, было выслушано мое предложение о том, что продолжаем участвовать в программе переселения и я доложил Президенту, что Калмыкия - один из немногих регионов в стране, которые уже подписали соглашение с Фондом содействия реформированию ЖКХ на предстоящий трехгодичный период. Это мы сделали с генеральным директором- Председателем правления государственной корпорации Фонда Константином Георгиевичем Цициным за день до начала работы совещания. Об этом я доложил на совещании.

- Тем не менее, определены конкретные сроки и определены конкретные задачи. Как они будут реализовываться в дальнейшем?

- На сегодняшний день по республике подлежит отселению 51 дом, признанный аварийным. Предстоит переселить 1567 граждан. На эти цели из средств Фонда выделяется 237 миллионов рублей, из средств республиканского бюджета 265 миллионов. Мы вчера обсуждали с представителями Фонда возможности дополнительных регулировок и методов исчисления новой стоимости квадратного метра жилой площади. Потому что, если мы будем рассматривать этот вопрос с точки зрения жилищного законодательства, то наши расходы увеличиваются до 600 миллионов рублей. Эти вопросы на совещании были затронуты, озвучены. Президент дал поручение и не позднее, чем в месячный срок они получат формулировку в виде постановления правительства страны и в виде решения Фонда.

- Большое внимание уделялось вопросу софинансирования Фонда. По какой тактике.

- На сегодняшний день наше софинансирование работает в пределах 33 – 36-ти процентов. Почему я говорю «в пределах»? Потому что это как правило не фиксированная цифра, она зависит от коммерческой стоимости квадратного метра строящегося жилья в республике. Завтра уже в рамках подписанного соглашения нам предстоит перейти порог в 55 процентов официально. Но наша доля софинансирования может теоретически дорасти до 70 процентов. И, тем не менее, мы трезво оцениваем свои силы. Мы понимаем, что эта программа должна быть реализована. Это поручение Президента, это его указ, подписанный 7 мая 2012 года, для всех руководителей регионов, для всех членов правительства Российской Федерации.

- Сейчас по программе работает Целинный район и Элиста...

- Не только. Яшалтинский, Городовиковский, Юстинский районы.

- В малодербетовском районе эта программа завершена?

- Я упомянул 51 дом. Из них около 20 процентов приходится на долю районных муниципальных образований. Все остальное, к сожалению, в нашей столице.

- Поговорим о 108-квартирном доме. О тех трудностях, с которыми пришлось столкнуться при его возведении.

- Это единственная проблемная точка на сегодняшний день в наших взаимоотношениях с Фондом. Вы знаете, что в начале весны текущего года Фондом было приостановлено финансирование 42 субъектов РФ, в том числе и Республики Калмыкия. Но хотел бы отметить одну немаловажную для нас деталь: если финансирование 36-ти регионов страны было прекращено полностью, то для нашей республики финансирование было приостановлено частично. Программа капитального ремонта аварийного жилья как работала, так и работает на территории Калмыкии. К тому же мы располагаем достаточным количеством времени для исправления ситуации. И, как я уже упоминал, в сентябре текущего года мы эту проблемную точку закроем. Хотел бы остановиться на главном в этом вопросе – речь идет о сроках и программах сдачи в эксплуатацию этого дома. Подчеркиваю, 363 жителя семи аварийных домов переедут в 108-квартирный дом. Все надуманные спекуляции о штурмовщине абсолютно беспочвенны. Все графики переселения были составлены задолго до подписания соглашения. У нас есть сроки для исправления ситуации, есть договоренности с Фондом и, самое главное, у нас есть соглашение, которое руководитель Фонда К.Цицин ни в коем случае не стал бы подписывать, если бы не располагал информацией о том, как осуществляется реализация программы.

- Как известно, помимо совещания, еще была и двусторонняя встреча с Президентом. Расскажите, пожалуйста, о ней.

- Мы много общались с Президентом, много говорили о проблемах Калмыкии, о том, как живет народ Калмыкии.

Основное, что мы обсуждали, это, безусловно, водоснабжение. Для нашей республики водоснабжение – это не только вода, это, во-первых, здоровье нации, во-вторых, это экономика. А экономика зиждется на сельском хозяйстве. Президентом было высказано много критических замечаний по поводу строящегося икибурульского водопровода. Почему при строительстве водовода не были учтены интересы жителей почти трети населения республики, проживающего вдоль магистрального водовода. Мы подготовили обращение к Президенту с просьбой включить в программу в рамках бюджетных инвестиций строительство подводящих водопроводов к сельским населенным пунктам, находящимся в зоне строительства магистрали. Президент дал такое поручение вице-премьеру А.Дворковичу и министру сельского хозяйства РФ. А.Федорову.

Также глава страны дал поручение министру финансов РФ о поддержке республики в получении дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджета Республики Калмыкия в сумме 1599, 6 миллиона рублей.

В ходе беседы с журналистами Глава РК А.Орлов поделился личными впечатлениями от прошедшего в Элисте совещания, двусторонней встречи. Полностью интервью будет показано в программе ГТРК «Калмыкия» «Первые лица» в субботу 20 апреля в 10.05 часов.

Подготовила к печати Ольга АНДЖУКАЕВА.



Интервью Главы РК А. М. Орлова для программы «Первые лица» ГТРК «Калмыкия»


- На расширенном заседании Народного Хурала 21 декабря прошлого года вы давали конкретные поручения и определили конкретные сроки их исполнения для членов кабинета министров. На сегодняшний день что выполнено?

- По сути, речь шла не о новом подходе, а о конкретизации шагов правительства на самую короткую перспективу. Что было сделано за два месяца в плане того, как систематизирована работа правительства?

Если говорить об основном секторе экономики – сельском хозяйстве – хотел бы отметить главное. Мы пытаемся и наводим порядок в распределении государственной поддержки для нашего сельхозтоваропроизводителя, делаем максимально публичной и прозрачной работу министерства сельского хозяйства, созданы общественные советы при министерствах и, в частности, при Минсельхозе. Несмотря на некоторые критические высказывания в целом на недавней коллегии министерства была дана хорошая оценка существующему порядку распределения государственной помощи и поддержки. Можно уже сегодня говорить, что регион из зимы 2012-2013 года вышел с позитивными результатами, и немало этому способствовала государственная поддержка, которая оказывалась как на федеральном, так и на республиканском уровне. В том числе сработал и механизм общественного контроля.

Что касается привлечения инвестиций – создан и начал работу Совет по улучшению инвестиционного климата, на первом заседании были определены пути движения на кратчайшую перспективу.

Подробнее...



Глава Калмыкии: регион перестанет быть сверхдотационным в 2013 году


Калмыкия, которую привыкли считать «слабым» в экономическом отношении регионом, ступила на путь кардинальных реформ — так позиционирует курс руководства республики ее глава Алексей Орлов. В интервью корреспонденту РИА Новости Юлии Насулиной губернатор рассказал, чего ждет от своего нового правительства, как регион уже в будущем году планирует избавиться от статуса сверхдотационного, что значит для калмыков визит Далай-ламы, и что делать с проблемой опустынивания в регионе.

— Алексей Маратович, в конце октября этого года вы отправили в отставку правительство региона, сейчас завершается формирование нового состава. Чего вы ждете от обновленного кабинета министров?

— Уходящий состав проделал большую работу по стабилизации экономики республики, однако сейчас наступило время для кардинальных перемен, которые должны вывести экономику региона на качественно новый уровень. Например, ставится задача, чтобы в течение ближайших двух-трех лет все крупные инвестпроекты, реализуемые на территории республики, получили свое логическое завершение — объекты были введены в эксплуатацию. Это строительство завода по производству комбикормов в Яшалтинском районе, мясоперерабатывающего комбината в Лаганском районе, специализирующегося на переработке мелкого рогатого скота, проектов ветроэлектростанций, птицефабрик. Данные объекты должны заработать на экономику региона.

— Работают ли в республике какие-либо механизмы помощи инвесторам, реализующим эти проекты?

— Мы уже практически сняли все административные препоны для их реализации. Кроме того, мы сейчас создаем инвестиционный фонд стратегического развития Калмыкии, который сможет работать на условиях государственно-частного партнерства и стимулировать реальный сектор экономики. В настоящее время для этого прорабатывается нормативно-правовая база. Полагаю, что в конце этого года на одной из заключительных сессий Народного Хурала мы внесем этот проект на рассмотрение, и если депутаты нас поддержат, к концу января 2013 года завершим его формирование.

— За счет каких средств будет формироваться инвестфонд, и если этот вопрос уже проработан, в каком объеме он будет принят?

— В текущем году мы получили дополнительный доход по статье НДФЛ в размере 2,2 миллиарда рублей, из которых почти 900 миллионов поступили в городской бюджет, а 1,3 миллиарда — остались в республиканском. Из этих средств мы осенью погасили наши коммерческие кредиты, которые составляли около полумиллиарда рублей, а остаток (почти 800 миллионов) планируем разместить в инвестфонде. Кроме того, имея собственные ресурсы, мы можем рассчитывать на федеральную поддержку еще в пределах 290 миллионов рублей. То есть получается более 1 миллиарда плюс привлеченные средства инвесторов. Все эти средства должны быть максимально направлены в реальный сектор экономики республики, нам ни в коем случае нельзя проесть полученный доход и профицит бюджета.

— С учетом этих доходов, какие экономические показатели ожидаются в регионе по итогам года, и какой прогноз делается на 2013 год?

— У нас наметилась достаточно хорошая динамика роста ВРП. На сегодня он составляет 29,7 миллиарда рублей, при том, что в 2011 году — 27,3 миллиарда. На будущий год мы хотим выйти на 32,4 миллиарда рублей. Цифры говорят сами за себя. Среднегодовой объем ВРП на душу населения у нас также растет — с 84 тысяч в 2010 году до 103 тысяч рублей сегодня. Соответственно, прирост ВРП через приток налоговых поступлений влияет и на увеличение собственных доходов региона. В этом году динамика прироста по сравнению с прошлым составит примерно 1,7%, на 2013 год мы ожидаем рост в 2,4%.

— За счет чего удается добиться роста?

— За счет того, что мы спустились с заоблачных высот, и в 2011 году приняли крайне жесткий кризисный бюджет: расходы были сокращены на 30 с лишним процентов. В предыдущие периоды наш бюджет колебался от 8 до 9 миллиардов рублей, мы его опустили до 5,8 миллиарда, сохранив рамки дефицита (около 280 миллионов рублей). Более того, мы за счет собственных ресурсов (без допдоходов) сократили госдолг на 200 миллионов рублей в прошлом году, подняли зарплату работникам бюджетной сферы трижды на 27%. Это небывалый прецедент для любого, даже экономически развитого региона. Тарифы на электроэнергию были сокращены.

В том же 2011 году нам удалось выполнить и перевыполнить поручение президента по оказанию господдержки семьям, имеющим трех и более детей. Калмыкия пошла дальше в этом вопросе: мы для семей, имеющих четырех и более детей, бесплатно предоставляем второй земельный участок, и самое главное — мы взяли на себя полностью расходы по оформлению этих участков.

Мы рассчитываем, что войдем в 2013 год уже без соглашения с Минфином, то есть выйдем из категории сверхдотационных регионов России. К таким регионам причислятся те, которые финансируются из федерального бюджета более чем на 70%. Однако если данный показатель снижается, и регион за три финансовых года показывает устойчивый темп роста налоговых и неналоговых поступлений в бюджет, рост собственных доходов, сокращение неэффективных расходов, то есть эффективное управление, то может ставиться вопрос о выходе из сверхдотационных субъектов.

— Какова сегодня доля федерального финансирования в бюджете республики, и что даст региону переход из сверхдотационных субъектов в дотационные?

— Доля федеральных финансов у нас на сегодняшний день снизились до 68%. Когда финансовый год закончится, мы уже придем к более серьезным цифрам.

Что касается режима сверхдотационности, он предусматривает ряд обязательств для региона. Это рамки, выработанные Минфином, которые заложены в соглашение между регионом и правительством РФ. Например, закладываются определенные параметры количества госслужащих, структура административных органов, определенная часть расходов на социальную сферу. И за эти рамки без дополнительных согласований с Минфином мы выйти не можем.

Соответственно, выход из сверхдотационных субъектов даст нам возможность варьировать собственный бюджет, свои штатные структуры. Для примера, мы сможем выделить министерство культуры в отдельную единицу, потому что этими вопросами должны заниматься специалисты узкого профиля. То есть понятие дотационный и сверхдотационный — это две большие разницы, как говорят в Одессе.

— А есть ли планы по дальнейшему снижению доли федерального финансирования?

— Мы реально понимаем, что без господдержки нам невозможно выстоять в конкуренции, поскольку регион сложный и сугубо ориентированный на сельское хозяйство, а конкретно на животноводство, где не приходится ожидать быстрого и серьезного прорыва. Поэтому сокращение федеральной помощи не самоцель для нас, важно повышение объема собственных доходов.

— К вопросу о сельском хозяйстве. Каковы основные показатели по разведению крупного и мелкого скота в регионе? И как продвигается развитие племенного животноводства?

— По количеству поголовья у нас довольно неплохие результаты. Если два года назад, в 2010 году, в республике насчитывалось 460 тысяч голов крупного рогатого скота (КРС) и 2,16 миллиона мелкого, то сегодня мы заходим в зиму с показателями 650 тысяч голов КРС и около 2,5 миллиона голов мелкого скота. Этот рост серьезный и ожидаемый, потому что мы ясно наметили приоритеты по развитию.

Насчет племенного животноводства, еще два года назад мы столкнулись с серьезной критикой по состоянию селекционной работы. К концу 2010 года у нас было только около 10% племенного скота от общего количества КРС. Но нам удалось сделать прорыв в этой сфере. Сегодня эта цифра составляет уже 15%, и это было отмечено и на федеральном уровне. В сентябре распоряжением правительства РФ на развитие племенного животноводства республики было выделено почти 183 миллиона рублей. Есть задача довести показатели до 20% в течение 2013-2014 годов. При этом если нам удастся реализовать проекты, связанные с международным сотрудничеством, в частности с Казахстаном, где есть серьезные селекционные наработки, мы сможем сократить сроки.

— Известно, что серьезной угрозой для пастбищ региона, а значит кормовой базы для скота, является процесс опустынивания со стороны «Черных земель». Эта экологическая проблема перекликается и с вопросами водоснабжения региона. Что делается сегодня в этой сфере?

— Решение этих проблем в целом можно разбить на три составляющие. Во-первых, это коренная реконструкция существующих водно-оросительных, обводнительных систем, а их пять на территории республики, они не ремонтировались десятилетиями. Слава Богу, мы нашли понимание в министерстве природных ресурсов РФ, агентстве водных ресурсов, и в прошлом году уже начали первые шаги в реализации этих проектов. Второе — это строительство нового Гашунского (Элистинского) водохранилища и реконструкция существующего Чаграйского водохранилища. И третий аспект — это новые водопроводы в республику, в частности, Ики-Бурульский групповой водопровод.

Все это даст, с одной стороны, возможность, по крайней мере, приостановить темпы движения пустыни, а с другой — обеспечить регион питьевой водой и водой для орошения. Кроме того, мы реализуем программу по ремонту лесопосадок и кустарниковых насаждений. По линии Россельхоза на будущий год на это запланировано около 56 миллионов рублей.

— Когда можно будет сказать, что проблема с водоснабжением максимально приблизится к удовлетворительному состоянию?

— Сложно сказать, ведь территория республики — 76 тысяч квадратных километров, а плотность населения крайне низка, и разбросанность населенных пунктов просто невероятна. Тем не менее, люди не виноваты, что в одном поселке живет 50 человек, а в другом — 5 тысяч. И там, и там человеку надо пить. Если исходить из наших планов, реконструкция водно-оросительных систем — это 2018 год, строительство нового Элистинского водохранилища — 2015 год, завершение строительства Ики-Бурульского водовода — конец 2014 года.

— Другая экологическая проблема — активное сокращение популяции сайгаков. В свое время для их сохранения на территории «Черных земель» был создан одноименный заповедник. Что предпринимает регион в этой связи?

— Проблему охраны животного мира республики и, в частности, сайгаков, мы пытаемся решить с коллегами из Минприроды уже в течение года. Здесь проблема в том, что если на территории заповедника она налажена как часы (там серьезное количество штатных единиц и техника), то на остальной территории республики это, к сожалению, не работает. Вы можете себе представить, что на всю территорию Калмыкии всего шесть или восемь инспекторов, призванных защищать животный мир? Поэтому мы вышли на Минприроды с предложениями, чтобы дать возможность, во-первых, увеличить штатное число егерей, работающих в заповеднике, и, во-вторых, дать возможность этим патрулям нести службу на всей территории республики. Нам нужен штат как минимум 70 человек. Сейчас этот документ проходит согласование во всех министерствах и ведомствах.

— Калмыкия известна не только уникальными заповедниками, но и, прежде всего, религией — буддизмом, доминирующим только в трех регионах России. Насущным вопросом для верующих является возможность визита в регион духовного лидера — Далай-ламы, что не приветствуется Китаем. Что делается, чтобы визит все-таки стал возможным?

— Мы всегда отвечаем интересам общества, а общество давным-давно ждет его пасторского визита. Причем не только верующие, потому что Далай-лама не только религиозный лидер, но и общественный деятель. Калмыкию он последний раз посещал в 2004 году. Сегодня и буддийская общественность, и я, в том числе, постоянно обращаемся к МИДу России с просьбой дать возможность нашему духовному лидеру совершить пасторский визит. Мы воспринимаем его приезд именно как пасторский визит, не носящий политической подоплеки. К сожалению, здесь действительно есть аспект, который связан с внешнеполитическими интересами России, но я убежден, что рано или поздно этот вопрос будет разрешен. У России достаточно сил, средств и политической мудрости руководства, чтобы принять правильное решение. Думаю, в самое ближайшее время коллеги из МИДа дадут нам какой-то ответ.

— Если говорить о специфике региона, нельзя обойти стороной шахматы. Калмыкия уже прочно укрепилась в статусе «шахматной столицы» России. Что делается в регионе для поддержания этого статуса, и остались ли в этой сфере нерешенные вопросы?

— Факты того, что шахматы — это предмет, изучаемый в школах региона, что у нас существует республиканская программа поддержки этого вида спорта, что наш земляк, предыдущий руководитель республики, возглавляет международную шахматную федерацию и делает все возможное для активизации международной части жизни республики, говорят сами за себя. Что нам еще хотелось бы делать? Нам хотелось бы построить шахматную академию, как это делается сегодня во многих регионах России для обучения детей, проведения соревнований. В этом плане нам, конечно, легче, чем, например, нашим соседям астраханцам, где академия открылась фактически на ровном месте для популяризации шахмат. У нас уже есть мощная шахматная федерация, «Сити-Чесс» и плеяда выдающихся шахматистов мирового уровня, и мы работаем над академией.

Вопрос в том, что, как правило, они строятся не на бюджетные средства, в лучшем случае государство предоставляет какое-то софинансирование, а в основе — инвестиционные средства спонсоров, которые сотрудничают с федерацией. Пока мы еще ищем такого инвестора, и некоторые предложения у нас уже есть.

— В заключении немаловажная тема: какие перспективы у Калмыкии по развитию транспортного сообщения с другими регионами страны?

— Сегодня компания «Руслайн» осуществляет четыре регулярных рейса «Москва — Элиста», и мы работаем над увеличением частоты полетов. Другие направления пока не обсуждаются. Единственное — на будущий год запланирована приватизация аэропорта Элисты. Это около 399 тысяч акций с начальной ценой 8,5 миллиона рублей. Если наш аэропорт купит серьезный инвестор, то, безусловно, он его купит не просто как игрушку, а для бизнес-проектов. С учетом этого можно будет говорить о развитии чартерного сообщения как минимум со странами Ближнего Востока, СНГ.

— Как развивается железнодорожное сообщение?

— Здесь проблема несколько сложнее, потому что существующая ветвь Элиста-Дивное — тупиковая, и хотя там есть минимальная динамика роста грузоперевозок, она не отвечает требованиям сегодняшнего дня. Сейчас идет реконструкция этой дороги по программам РЖД. По результатам ее реализации в 2016 году можно будет говорить о бесперебойном сообщении Элиста-Ставрополь. Есть ветка, которая проходит по югу Калмыкии — Улан-Хол-Астрахань, работающая как пассажирская и для перевозки нефтепродуктов. Кроме того, в постановлении правительства о перспективных планах развития железнодорожных сетей юга России есть проект строительства дороги Элиста-Волгоград. Вот это наиболее перспективная часть развития железнодорожного транспорта республики. Таким образом, мы получим возможность связаться практически со всей Российской Федерацией.

— А как насчет сообщения Ростов-на-Дону — Элиста?

— Насчет этого можно помечтать.

По материалам "РИА Новости".  Ссылка на источник http://ria.ru/interview/20121127/912445474.html#ixzz2DRVPvlGC



Алексей Орлов: Нужна кропотливая ежедневная работа


28 июля Глава Республики Калмыкия Алексей Орлов принял участие в телепрограмме "Первые лица", во время которой ответил на вопросы, волнующие жителей Калмыкии.

- Алексей Маратович, недавно вы принимали участие в заседании Госсовета России. Вопросы, которые там поднимались, чрезвычайно важны для регионов. Какие приоритеты вы для себя определили?

- Речь шла об эффективности управления, о качественно новом управлении регионами и о повышении качества жизни россиян. Были поставлены конкретные задачи. Много говорилось о децентрализации власти, о передаче части полномочий регионам. В частности, это экологическая безопасность, безопасность особо опасных объектов, пассажирские перевозки, весовой контроль и другое. В связи с этим возникает много вопросов: как, каким образом будет осуществляться передача этих полномочий? Децентрализация власти предполагает взаимную ответственность, ответственность как федерального центра, так и региональных властей. С передачей полномочий передадутся и финансовые обязательства. Для конкретных субъектов это послужит еще одним импульсом развитию территорий, так как это должно произойти на примере нашей республики. Было сказано, что в самое ближайшее время будет принято постановление правительства РФ, где будет обозначен перечень пилотных регионов, в которых подобная децентрализация произойдет. Южный федеральный округ стоит в этом перечне, а значит, все это предстоит делать и нам.

Подробнее...



Алексей Орлов: Нас ждут серьезные перемены


Вчера по итогам выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Глава Калмыкии Алексей Орлов провел брифинг для республиканских СМИ. Алексей Маратович начал с того, что поздравил жителей республики с успешным проведением выборов в республике и стране.

- Во-первых, разрешите поздравить всех жителей Калмыкии с победой партии «Единая Россия». Во-вторых, конечно, хотел бы сказать: самое главное, я уверен, что свой выбор 4 декабря граждане республики сделали осознанно и с надеждой на серьезные перемены, которые уже начали происходить в республике и будут продолжены в ближайшее время. Эти перемены персонифицируются со мной лично, поэтому я хотел бы поблагодарить всех избирателей республики за тот кредит доверия, который был оказан мне, и хотел бы заверить всех наших с вами земляков, всех граждан Калмыкии: я и наше правительство сделаем все возможное, чтобы оправдать этот кредит доверия, чтобы все планы воплотились в реальные дела, в реальные шаги на пути качественного улучшения жизни граждан.

- Алексей Маратович в этом году партия «Единая Россия» набрала меньше голосов, чем на предыдущих выборах. С чем это связано? Возможно «Единая Россия» сдает свои позиции?

- Я бы не сказал, что мы сдали свои позиции. В численном выражении, возможно да, но, на самом деле, давайте проанализируем четырехлетний предшествующий выборам период - период жесточайшего экономического кризиса, период, когда правительство Российской Федерации было вынуждено принимать заведомо непопулярные социальные меры. Это и монетизация льгот, это и, кстати, ряд законодательных мер, касающихся непосредственно нашей республики, направленных на снижение социального бремени государства в помощи реабилитированным гражданам. И, тем не менее, партия в целом по стране имеет более чем серьезные результаты - почти 50 процентов голосов от общего числа проголосовавших, в Калмыкии же, при том, что я перечислил выше, мы имеем один из лучших результатов в Российской Федерации и лучший в ЮФО.

На мой взгляд, все это опровергает то, что партия сдает свои позиции, мы, наоборот, укрепляем их. Более того, я бы сказал о том, что грядут серьезные перемены и реформы в партийном строительстве, в государственном управлении, о чем уже сказали руководство партии и государства. Уроки будут извлечены, будут сделаны определенные выводы, в том числе и на нашем, региональном уровне. Мы в самое ближайшее время приложим все усилия, чтобы исправить выявленные ошибки. И дать то, чего не хватает людям - во -первых политическую стабильность, во-вторых, расширить пакет социальных обязательств перед населением. В худший период жизни мы выстояли, сейчас, в период стабилизации экономики и ее динамичного развития, будут гораздо большие, зримо ощутимые для каждого жителя республики результаты. В этом я уже не сомневаюсь.

- В нашей республике семипроцентный барьер преодолело всего три партии, в том числе эсеры. Это было ожидаемо для вас?

- В целом, наверное, да, но, скажу откровенно несколько неожиданным был результат, который набрала «Справедливая Россия». Я предполагаю, что это во многом происходит из-за тех протестных настроений, которые, надо признать, объективно существуют в обществе. Здесь я все-таки, считаю, что взяло вверх понимание того, что «Справедливая Россия» никогда не была в жесткой оппозиции к власти. Более того, до недавних времен «Справедливая Россия» вместе с «Единой Россией» совместно инициировали многие законопроекты. Поэтому считаю факт того, что в числе трех лидирующих партий и «Справедливая Россия» - многообещающим. Больше, чем уверен: мы найдем взаимопонимание, найдем общие механизмы решения тех проблем и задач, которые стоят перед республикой.

- Алексей Маратович, кто из трех лидеров регионального списка «Единой России» попадет в Государственную думу от нашей республики?

- Региональный список, как вы знаете, возглавляю я. Я остаюсь на посту Главы Калмыкии, а в Государственной Думе нашу республику будет представлять Марина Алексеевна Мукабенова.

В завершении брифинга Глава Калмыкии поблагодарил журналистов за работу по освещению выборов. Отвечая на вопрос по поводу дальнейшего графика его двухдневных рабочих поездок в районы РК, Алексей Орлов сообщил, что в ближайшее время планирует выезд в Яшалтинский район.

Бата БОВАЕВ.



Глава Калмыкии потребовал всех назвать поименно


Прошло восемь месяцев со дня утверждения Алексея Орлова на должность главы Республики Калмыкия, что для многих стало полной неожиданностью; ходили самые невероятные слухи и домыслы о его личности, о стремительном карьерном росте.

В общем, тем для пересудов хватало. Побеседовать с руководителем региона tet-a-tet журналисту всегда интересно, поэтому я, откликнувшись на приглашение, охотно направился в местный «белый дом».

Забегая вперед, скажу: господин Орлов меня приятно удивил – в отличие от своего предшественника г-на Илюмжинова он не строил замков на песке, не распространялся о лже-проектах, смотрел на реальное положение дел здраво.

Да и как мужик вызывал уважение - не выпендривался, не «давил» на собеседника. Может, где-то лукавил, недоговаривал, но – должность у него такая. И всё же, как говорили в советские времена, встреча прошла в обстановке полного взаимопонимания.

Владимир Бессарабов: Алексей Маратович, ваш предшественник Кирсан Илюмжинов после школы отработал на заводе слесарем, потом поступил в Московский институт международных отношений. Вы же, наоборот, закончив этот престижный вуз, пошли слесарить. Можете объяснить, с чем это связано?

Алексей Орлов: Ответ очень простой, хотя я понимаю его подоплеку: по этому поводу было немало кривотолков, особенно осенью прошлого года, когда обнародовали мою биографию.

Вспомните: советское время, период жесткого (в хорошем смысле этого слова) формализма. Распределение молодых специалистов, окончивших МГИМО, касалось только тех, кто имел московскую прописку. Без нее попасть на хорошую работу было практически невозможно. Как правило, трудоустройством занималось Министерство иностранных дел СССР, причем, новому сотруднику оно должно было предоставлять жилье. А лишних квадратных метров катастрофически не хватало даже такой солидной конторе.

Я, окончив институт, помыкался полгода, ожидая распределения, и, в конце концов, понял, что жду у моря погоды. Пришел к выводу: нужно, в первую очередь, куда-то пристроиться. Тогда рабочий по «горячей сетке» (так называли систему оплаты труда для работников с тяжелыми условиями производства – авт.) имел гарантированную прописку. Вот я и пошел на завод, три года отпахал. Жил в общежитии, потом перебрался в малосемейку (к тому времени был женат), а потом стали набирать силу перестроечные тенденции – кооперативы, предпринимательство и так далее.

Правда, решился все же податься в МИД и даже короткое время там отслужил, но мне было уже неинтересно, поскольку наступили другие времена. Я поставил себе цель - заработать на квартиру.

Владимир Бессарабов: Но ходили слухи, что вы с господином Илюмжиновым как-то попали его кредиторам «под раздачу», и вас жестоко избили...

Алексей Орлов: Это полная ерунда, такого не было.

Владимир Бессарабов: Вы публично заявили, что не снимаете с себя ответственности за произошедшее в Калмыкии (подразумевается «незавершенка» на большинстве юбилейных объектов). В то же время сетуете на то, что нынче практически невозможно найти тех, кто, не побоюсь этого определения, растащил деньги, выделенные на празднование 400-летия добровольного вхождения калмыцкого народа в состав России. Где же истина? Будут ли названы те, кто нагрел на этом руки? И почему силовые структуры, извините, тянут резину? Ждут окончания срока давности?

Алексей Орлов: Говоря о своей личной ответственности, прежде всего, имел в виду то, что работал в команде тогдашнего руководителя республики, был вице-премьером и считаю, что каждый, кто занимал руководящий пост в правительстве, безусловно, ответственен за то, что происходило в Калмыкии. Людям ведь не будешь объяснять полномочия Иванова, Бадмаева, Орлова... Работаешь в «белом доме» – значит, представляешь власть.

Что касается объектов, которые должны были заработать к 400-летнему юбилею, буду откровенен: не ожидал увидеть такого коллапса, произошедшего за последние годы. Из сорока пусковых объектов лишь двадцать шесть были сданы, да и то с большой натяжкой. Но самое больное, к сожалению, на сегодняшний день «зависли» объекты первостепенной социальной значимости – здравоохранения, культурно-оздоровительные. Притом, федеральный бюджет свои обязательства выполнил на сто процентов.

При обсуждении этой темы с председателем правительства, с президентом России я неоднократно ставил вопрос по этому поводу, находил поддержку и понимание. Но когда встретился с министром здравоохранения РФ госпожой Голиковой, мне было четко разъяснено: все объекты профинансированы в полном объеме, а то, что происходило в Калмыкии, находится в вашей компетенции. Естественно, в этих авгиевых конюшнях я сейчас и копаюсь.

На сегодняшний день восемь уголовных дел находятся в производстве в МВД, следственном управлении следственного комитета России и прокуратуры в том числе. Полагаю, что при том, как я отношусь к этому вопросу, постоянно держу на контроле ход следственных мероприятий, в самое ближайшее время мы получим результаты и узнаем, кто конкретно замешан в этой некрасивой истории.

Владимир Бессарабов: Значит, можно надеяться, что виновники предстанут перед судом?

Алексей Орлов: Я даже не упоминал бы слово «надеяться»! Что значит «надеяться»?

Владимир Бессарабов: Семнадцать лет надеялись...

Алексей Орлов: Я буду требовать и настаивать на том, чтобы виновные были найдены; кто-то должен понести за это ответственность, наказание, если хотите.

Ну, как так? Вы посмотрите: детская больница. Хотя бы первый корпус, восточное крыло... Осталось совсем немного, всего чуть-чуть, но даже на это «чуть-чуть» приходится выкраивать по крупицам из нашего бюджета. Однако я твердо уверен: мы доведем реконструкцию до конца, по крайней мере, за летний период, когда можно спокойно заниматься строительными работами.

Ну, как так можно? Святое, у детей... У меня в голове не укладывается!

Дальше. Возьмем наш физкультурно-оздоровительный комплекс в первом микрорайоне. Когда здесь находился первый вице-премьер страны Александр Жуков, он был в шоке. Будучи председателем оргкомитета по проведению юбилейных мероприятий, Александр Дмитриевич контролировал ситуацию. Так вот, он был уверен, что в спорткомплексе давно в волейбол играют, детишки в секциях занимаются. А на самом деле?

И что, всё оставить без внимания? Во-первых, как гражданин, как человек, заинтересованный, чтобы у нас всё это было, во-вторых, как глава республики заявляю: только под моим личным повседневным контролем можно добиться конкретного результата, получив ответ, кто же все-таки лично виноват. А потом результаты предъявить федеральному центру, чтобы там поняли: мы не сидим сложа руки, не закрываем глаза на безобразия, разбираемся. А уж на базе этого аргументировано обозначить свою позицию о продолжении финансирования. Даже непосвященному понятно, что своими силами и средствами нам не осилить эти объекты, тем более, при таком жестком бюджете.

Владимир Бессарабов: Кстати, жители Калмыкии, пожертвовавшие свои кровные на помощь пострадавшим от войны в Южной Осетии, собрали более 12 миллионов рублей. Они живо интересуются: как же так получилось, что половину этой суммы власть потратила на развлечения, песни и пляски? Подпись в платежке известна, фамилия-имя-отчество конкретного человека, снявшего 6,2 миллиона, – тоже. По факту возбуждено уголовное дело. Создается впечатление: его хотят похоронить, что, скорее всего, и будет...

Алексей Орлов: Ничего подобного, следствие по этому факту близится к завершению.

Владимир Бессарабов: Алексей Маратович, мне кажется, что главное во всех этих коррупционных делах – вернуть хоть часть украденных средств, а уж наказать махинаторов – дело второстепенное.

Алексей Орлов: Будем реалистами. Мне кажется, в этом направлении нужно работать, но вернуть все суммы, которые были...

Владимир Бессарабов: ...похищены!

Алексей Орлов: ...похищены или использованы не по целевому назначению, маловероятно. Дело в том, что существовала слишком разветвленная сеть увода денег, было много схем маневрирования финансами... Хотя разбираться в мошеннических хитросплетениях – это прерогатива следственных органов.

Владимир Бессарабов: Президент России Дмитрий Медведев недвусмысленно дал понять, что никуда не годится, когда представителями субъектов в Совете Федерации являются случайные люди, никак не связанные с регионами. Ходят упорные слухи: чтобы стать сенатором, в частности, от Калмыкии, нужно заплатить «всего-навсего» три миллиона долларов. Во всяком случае, об этом судачат не только на кухнях. И что в сухом остатке?

Пропихнули Левона Чахмахчяна – за взятку отправился на нары. Другому калмыцкому назначенцу Игорю Провкину дали 4 года условно за изнасилование. Очередной, Рустем Исхаков, как писали многие СМИ, проходил по пяти уголовным делам и только чудом отмазался. И вообще, в СФ не было ни одного местного, за исключением самого Илюмжинова и, кажется, бывшего председателя Хурала (Парламента) республики Константина Максимова, да и то, тогда так подразумевалось по закону. Что за порочная практика? Почему предпочтение отдается пришлым людям?

Алексей Орлов: Это очень интересный вопрос, злободневный. Но и сложный одновременно. Что касается меня, то я глубоко убежден: в промышленно развитых регионах с большой численностью населения, как правило, есть хороший кадровый резерв, откуда можно выбрать «продвинутых» кандидатов и в Госдуму, и в верхнюю палату. Для нас очень важно, крайне важно, чтобы республика отстаивала свои интересы, пользуясь возможностями административно-лоббистского влияния в высших коридорах власти, в экономических структурах федерального центра.

Согласен, у нас немало достойных, уважаемых людей, которые могли бы представлять Калмыкию в том или ином органе законодательной власти страны. Но спросим себя: насколько полезен станет местный товарищ, даже если он будет активно пропагандировать интересы республики, отстаивать их? И в то же самое время, насколько силен его потенциал для того, чтобы «продавить» тот или иной документ, нужное решение в пользу экономики нашего региона?

Владимир Бессарабов: А ради чего должны были корячиться Чахмахчян, Провкин, Исхаков?..

Алексей Орлов: Не берусь судить о прошлом, я рассуждаю о нынешней ситуации. Вот конкретный пример.

Наш член Совета Федерации от Калмыкии Капура Михаил Михайлович. Это высокопрофессиональный юрист, член Ассоциации юристов России, председатель Ассоциации юристов Калмыкии; это фигура, имеющая серьезное политическое влияние в СФ, в первую очередь, и в коридорах власти, во вторую. Это человек, который на текущий момент знает Республику Калмыкия досконально, знает ее проблемы и иногда берет наши письма, предложения и, используя свое влияние, доставляет их нужным адресатам, минуя всевозможные бюрократические рогатки и барьеры. А далее «двигает» то или иное решение в пользу республики. И его возможности нужно использовать.

Владимир Бессарабов: До сих пор остается вакантным место в СовФеде, освободившееся после скончавшегося в декабре 2010 года Владимира Бабичева. Кого бы вы хотели видеть вместо него?

Алексей Орлов: Да, сейчас остро стоит вопрос о втором члене СФ, который будет представлен от Народного хурала. Я сделал свой выбор и предлагаю кандидатуру, обладающую серьезными политическими возможностями, а также экономическими связями в Москве, что поможет решать текущие региональные проблемы. Понимаю, обыватель подспудно думает: если это варяг, если это приезжий, то, значит, он явно купил должность по прайс-листу, заплатив кое-куда кое-кому. К сожалению, такая логика будет существовать и далее, и от нее никуда не деться.

Повторюсь, если регион имеет возможность решать свои проблемы лоббистским образом, это хорошо. И это правильно. Когда в Думе регион представляют, допустим, четыре человека – это уже сила. Когда в Совете Федерации присутствует бывший губернатор или человек, отработавший в правительстве России определенный срок, выходец из какого-то региона – это тоже сила.

Калмыкия же очень маленькая по народонаселению, так что нам нужны и важны влиятельные личности, как в политическом, так и в лоббистском отношении, способные проводить решения, нужные для нас.

Вы знаете, что в республике проблема с энерготарифами сложилась напряженнейшая. Тем не менее, я сдержал слово, и своими собственными силами, через не могу, мы смогли существенно снизить тарифы для предпринимателей, для бизнеса – на один рубль двадцать шесть копеек. При этом, подчеркиваю, пятьдесят процентов потребителей в Калмыкии – это население. Нигде такого нет, разве что в северокавказских республиках. Именно по этой причине у нас такие высокие цены на электричество.

Так вот, возвращаясь к нашему сенатору. При его непосредственной помощи со следующего года мы войдем в так называемый особый перечень регионов, где будет гарантирована фиксированная ставка на покупку электроэнергии. И тогда бизнес будет платить в разы меньше. Это и есть его вклад в наше общее дело.

Владимир Бессарабов: В продолжение кадрового вопроса: почему при отставке или назначении лиц на государственные должности в Калмыкии никак не комментируются решения, в том числе, уже осуществленные и вами. Ведь людям остается лишь гадать об истинных причинах перестановок. Пример – председатель правительства Людмила Иванова.

Алексей Орлов: Согласитесь, было бы, по крайне мере, неразумно при назначении чиновника, даже такого ранга, публично обсуждать мотивации. Я выдвигаю кандидатуру, парламент ее рассматривает чуть ли ни через лупу, высказывает свое мнение. Считаю, это нормальная практика.

Что тут можно комментировать, если предыдущий премьер по причинам сугубо личного характера подал в отставку по собственному желанию? Мусолить в СМИ трагедию человека считаю недостойным.

Что касается непосредственно Людмилы Николаевны, то она немало лет проработала министром финансов республики, и что для меня важно, в бытность короткого моего пребывания в должности председателя правительства именно она была моим замом. Я знаю ее не просто как хорошего человека, а, в первую очередь, профессионала высокого профиля.

Владимир Бессарабов: Кто сейчас возглавляет представительство Калмыкии в Москве? Кажется, некий Садиков Салех Сергеевич? Опять залетный товарищ? Чем его кандидатура так привлекла ваше внимание, что ему доверили столь синекурную должность?

Алексей Орлов: Ничего странного в этом нет. Это мой заместитель, проработавший со мной двенадцать лет. Вполне логично, что, уходя, вместо себя я оставил его.

Владимир Бессарабов: Может ли простой гражданин обратиться в представительство за помощью? А то наши студенты, проживающие в столице, жалуются на закрытость и полную неприступность этого заведения. Во всяком случае, об этом пишут на интернет-форумах.

Алексей Орлов: Я не согласен с подобным утверждением. В период моего пребывания, да и сейчас, насколько я знаю, периодически проходят встречи с МАКСом (Московской ассоциацией калмыцких студентов); регулярно проводятся совместные с калмыцкой диаспорой акции, посвященные памятным датам. Будете в столице, зайдите в наше представительство и попросите пропустить к Садикову. Проблем не возникнет.

К нам действительно многократно обращались. И по поводу неправомерных действий правоохранительных органов, и на бытовом уровне (деньги, допустим, украли), да мало ли причин находилось. Мне самому неоднократно приходилось выезжать в тот или иной РОВД, чтобы улаживать недоразумения с нашими земляками.

Владимир Бессарабов: В начале двухтысячных корпорация «Калмнефть» приносила солидную прибавку в республиканский бюджет. После того, как ее обанкротили, всё покрылось мраком. Знаю не понаслышке, что углеводороды качают, а вот куда и кому идет прибыль, неизвестно. И вообще, эта фирма с внешними управляющими является настолько таинственной, что поневоле создается впечатление: воруют. Или я не прав?

Алексей Орлов: Той «Калмнефти», какая была раньше, сейчас не существует, она обанкрочена несколько лет назад. На ее базе была создана управляющая компания, которая месяц назад утратила всё, даже свое название; сейчас это – «СибУралОйл». Если хотите знать мое отношение к истории с «Калмнефтью», то могу сказать прямо: оно резко отрицательное. Я неоднократно подчеркивал, что последние годы нефтедобыча в Калмыкии растет, но при этом возникает вопрос: и что дальше? Четырнадцать компаний, качающих наше сырье, принадлежат частному бизнесу. Калмыкия осталась за бортом.

Тем не менее, сотрудничая с ними, мы полагаем, что недра республики должны работать на ее благо. Иными словами, в местный бюджет должны поступать налоги. По прошлому году 220 тысяч тонн добытой нефти должны были принести в казну не менее полутора миллиардов рублей.

Почему же такого не произошло? Потому, что фирмы показывают полную нерентабельность или, в лучшем случае, крайне низкие доходы. Значит, это либо неэффективное управление, слабый менеджмент, либо... А они продолжают работать. Нонсенс! Выгодна, значит, им эта ситуация. Создаются некие «серые» схемы увода прибыли, которая оседает в чьих-то карманах. Правоохранительные органы сейчас с этим разбираются.

Мириться с создавшимся положением мы не имеем права. В январе-феврале провели слушание всех нефтегазодобывающих компаний, проверили выполнение лицензионных соглашений, убедились, что в восьмидесяти процентах случаев присутствуют нарушения. Результаты и материалы направлены в Министерство природных ресурсов РФ, я сделал запрос на предмет того, насколько целесообразно разбрасываться лицензиями, давая набивать мошну таким предпринимателям. Уже есть результаты: четыре лицензии отозваны.

Сейчас мы привлекаем в качестве солидного инвестора президента НК «ЛУКойл» Вагита Алекперова, который проявил заинтересованность войти основным игроком на калмыцкое поле нефтегазодобычи. Уже сформирована рабочая группа «ЛУКойла», которая в самое ближайшее время приедет в Калмыкию. Пусть у нас будет серьезный игрок-монополист, способный навести порядок в этом бизнесе, чтобы недра Калмыкии работали на благо ее граждан.

Владимир Бессарабов: Пресловутый кадровый резерв. Какова действенность этого проекта? Конкретизируйте, пожалуйста.

Алексей Орлов: С первых дней работы главой республики я понял, что кадровым резервом никто не занимался. На сегодняшний день существует некая обойма госчиновников, которая ротируется из места в место. Меняют кресла, меняют кабинеты, а лица остаются те же на протяжении многих лет. Когда я столкнулся с этим, понял: подобная практика порочна. Нужно привлекать молодых людей, дать возможность проявить себя тем, кто сегодня профессионально готов. Уже вижу, что некоторые конкурсные критерии надо менять.

Например, одно из условий зачисления в кадровый резерв – ценз. То есть, претендент должен иметь стаж не менее трех лет. Это положение надо убирать. Сейчас выпускник, будь он даже семи пядей во лбу, не может претендовать на замещение какой-либо госдолжности.

Хочу, чтобы в этом вопросе всё было ясно и прозрачно, чтобы любой достойный кандидат имел возможность устроиться к нам на работу. Чтобы не говорили, мол, Орлов или еще кто-то пригрел родственника или кореша.

Мы расширим рамки конкурса для отбора кадрового резерва. Не обязательно на должности министра или замминистра; профессионалы нужны в самых разных сферах и даже там, где высшее образование не требуется. Думаю, в начале осени объявим новый конкурс, причем, в расширенном формате.

Владимир Бессарабов: Вопрос, что называется, не в тему: в настоящий момент городские власти предпринимают странные попытки: на базе «Горводоканала» создали, или пытаются создать, новую структуру – «Элиста–Водоканал». Ну, поветрие такое в нашей стране – менять вывески. Всё бы ничего, но под сурдинку этот монстр подгребает под себя МУПы «Энергосервис», «СпецАТХ», аварийную жилищно-коммунальную службу. Здесь попахивает криминальной составляющей...

Алексей Орлов: У вас неверная информация, нет такой структуры. «Горводоканал» как был, так и существует. Никакого другого образования, насколько мне известно, нет. По крайней мере, я бы обязательно знал об этом в первую очередь. Еще раз повторюсь: об этой инициативе мне ничего не известно.

Владимир Бессарабов: Считайте меня в этом вопросе первоисточником.

Алексей Орлов: Буду иметь в виду.

Владимир Бессарабов: За восемь месяцев пребывания в новой должности чего прибавилось в вашем багаже: уверенности в себе как руководителе региона, или осознания того, что настолько бедственно положение Калмыкии, что выйти из тупика будет невозможно?

Алексей Орлов: Я – оптимист по натуре и вижу свет в конце тоннеля. Если бы у меня не было этого понимания, мне бы вообще тяжело было приходить каждый день на работу. У республики есть серьезный экономический потенциал. Это, в первую очередь, ее агропромышленный комплекс, правда, не в таком виде, в каком он существует сейчас. Требуются коренные преобразования, в частности, необходимо делать упор на переработку. Но! Это выполнимо только в том случае, если мы интенсивно возьмемся за расширение кормовой базы, строительство откормочных площадок, наладим кропотливую селекционно-племенную работу. Подвижки уже есть. И задел есть – наличие большого поголовья крупного рогатого скота и овец.

Более подробно о наших планах изложено в Концепции социально-экономического развития РК на период до 2015 года, которая, уверен, будет воплощена в жизнь.

Владимир Бессарабов: Как часто общаетесь с господином Илюмжиновым, по каким вопросам?

Алексей Орлов: Во-первых, мы большие друзья. Это правда, и я от этого никогда не отказывался. Поэтому мы общаемся, может, не так регулярно, как хотелось бы мне или ему, но все же перезваниваемся достаточно часто. Поводы самые разные. Иногда я консультируюсь с Кирсаном Николаевичем. Безусловно, его не может не интересовать жизнь Калмыкии, поэтому он частенько спрашивает, где, чего, что мы планируем? По кадрам, в том числе.

Владимир Бессарабов: И напоследок, Алексей Маратович, не могу не затронуть тему, недавно растиражированную СМИ местного масштаба, а также интернет-изданиями. Для наглядности процитирую «Кавказский узел».

«В Калмыкии будет создано российско-иранское предприятие по строительству морского порта в Лагани. Договоренность об этом достигнута в ходе визита в Иран 25 мая первого вице-премьера Калмыкии Вячеслава Илюмжинова».

Не кажется ли вам, что мы это уже проходили?

Алексей Орлов: Это его личная инициатива. Вот когда будут солидные вложения зарубежных партнеров, когда появятся реальные деньги, только тогда я поверю в этот проект.

Владимир Бессарабов: Что ж, разговор получился объемным, хотя, скажу честно, вопросов у меня еще столько и полстолька. Тем не менее, прочтя ваше интервью, жители Республики Калмыкия, надеюсь, поймут, чего ожидать от нового главы, что он из себя представляет как человек, можно ли ему верить. А вам – успехов во всех добрых начинаниях.

Алексей Орлов: Спасибо.

Интервью провел Владимир БЕССАРАБОВ



Комментарий Губернатора Тюменской области Владимира Якушева и Главы Республики Калмыкия Алексея Орлова по итогам визита официальной делегации Тюменской области в Калмыкию 27.04.11 г.


Корреспондент: Не могли бы Вы подвести итоги визита. С какими мыслями и чувствами Вы покидаете Элисту?

В. Якушев: С хорошими мыслями, с хорошими чувствами. Хороший день, очень много хороших впечатлений. С теми вопросами, с которыми мы приехали, мы на них получили очень квалифицированный, профессиональный ответ. Сегодня я говорил в своей презентации, когда презентовал наш регион, о том, что тема мясного животноводства на сегодня для нас очень актуальна, и мы сегодня действительно увидели в Калмыкии, что здесь в этом вопросе гораздо более продвинуты. Здесь есть чему поучиться, и мы это будем делать.

Те моменты, которые мы с Алексеем Маратовичем обсудили, говорят о том, что сегодня это только первый шаг к нашим взаимоотношениям, надо двигаться дальше. Та презентация инвестиционных проектов, которая была сделана на таком общении между двумя субъектами в рамках нашей делегации и представителей Правительства Калмыкии, глав районов. Мы увидели, что еще по ряду направлений сегодня республика двигается.

Очень интересен проект по созданию генерации с использованием ветряной энергии. Это очень важно, это актуально. Это малая энергетика, это как раз вопрос, отвечая на который, можно решить очень много вопросов и, наверное, один из самых главных – это повышение тарифов. Поэтому то, что в этом направлении идет движение сегодня, причем активное, я считаю, что в этом у Калмыкии тоже есть очень серьезные перспективы, потому что, действительно, территория расположена таким образом, что здесь дуют достаточно большие ветра и можно эту энергию, действительно, серьезно использовать. Для экономики это очень важно.

Мы также увидели заинтересованность республики сегодня в развитии переработки, и в этом направлении опять же идет движение. Речь идет о конкретных проектах. Не о каких-то там возможных перспективах в непонятном будущем, а работа идет уже над конкретными проектами.

И еще один важный момент, который мы обсуждали сегодня в течение всего дня, общаясь с коллегами вместе и с глазу на глаз с Алексеем Маратовичем, очень важно, чтобы регион двигался по тем направлениям, по которым сегодня есть некий фундамент, потому что создавать с нуля и двигать какие-то новые проекты, не имея под этим никакого фундамента, никакой почвы, ни подготовленных кадров. Как правило, это всегда все заканчивается фиаско, поэтому сегодня видно, что достаточно понятная, внятная политика руководства республики, и я больше, чем уверен, что те направления и те проекты, которые нам сегодня были представлены, они получат свое логическое завершение.

Ну, а то, что касается нас. Во-первых, очень много интересной, полезной информации. Очень много интересного, что мы получили в ответах на те вопросы, которые нами были заданы. Я думаю, что обязательно должен быть следующий шаг, приезд к нам в Тюмень. Нам тоже есть что показать. Такое сотрудничество, начиная с малого, обычно всегда перерастает в достаточно серьезные хорошие, добрые отношения, хорошие проекты, которые будут взаимовыгодны, самое главное, для населения, проживающего на территории Республики Калмыкия и на территории Тюменской области. Это, я считаю, самое главное.

Корреспондент: Я бы хотела Главу республики попросить продолжить тему перспектив и сотрудничества. Вы сегодня уже начали говорить о том, что не только в сфере АПК две наши территории могут найти общие интересы.

А. Орлов: Многое из того, о чем мы говорили сегодня, Владимир Владимирович уже сказал в своем ответе на предыдущий вопрос. Я бы хотел только развить эту тему, потому что вскользь об этом уже упомянул Владимир Владимирович, я имею в виду использование потенциала Тюменской области в становлении нашей переработки. Сегодня наши гости, в том числе и глава Тюменской области убедился в том, что мы создали базу и структурную модель для производства сырья. Но то, чего нам не хватает и реально не хватает, это непосредственная переработка этого сырья в тот продукт, который должен попасть уже потребителю. Вот тут, я думаю, у нас есть серьезные моменты для общего сотрудничества и перспектив.

Корреспондент: Вы принимаете приглашение посетить Тюменскую область?

А. Орлов: Безусловно. С удовольствием принимаю, потому что этот регион интересен не только для меня лично, но и для моих коллег из правительства. Интересен, в первую очередь, своими серьезными достижениями в экономике, касающейся не только сельского хозяйства, но и нефтегазовой, нефтехимической промышленности. Интересен вообще по всем спектрам сотрудничества, которые мы сегодня обсудили. Я для примера приведу несколько тем, которые мы обозначили как возможные площадки для сотрудничества. Мы говорили о существовании на территории Тюменской области одного из крупнейших федеральных центров нейрохирургии, мы говорили о существовании сегодня на территории Тюменской области центра по кардиологии, по кардиохирургии. Это все очень болезненные вопросы для всех граждан страны. И вы знаете, что в силу сложившихся определенных традиций, иногда мы обращаемся за серьезной квалифицированной медицинской помощью в нашу столицу – Москву. Но сегодня это можно делать на межрегиональном уровне. Для этого, собственно, эти федеральные центры и создавались, я полагаю. И то предложение, которое сегодня озвучил Владимир Владимирович, я думаю, будет еще определенным скрепляющим цементом нашего сотрудничества для наших граждан, и наши земляки смогут получить высокопрофессиональную, квалифицированную медицинскую помощь, иногда даже не доезжая до столицы нашей страны



Интервью Главы Республики Калмыкия Алексея Орлова директору филиала ФГУП ВГТРК ГТРК «Калмыкия» Евгению Ункурову


Евгений Ункуров: Уважаемый Алексей Маратович, здравствуйте. Спасибо, что Вы согласились на интервью с нашей телерадиокомпанией. Алексей Маратович, событием недели, на мой взгляд, явилось Ваше выступление в Министерстве сельского хозяйства, на встрече с руководителями предприятий, занятых племенным делом в животноводстве. В присутствии представителя Министра сельского хозяйства России Харона Амерханова Вы подвергли жесткой критике эту отрасль. Мне, жителю республики, привыкшему считать калмыцкий скот лучшим в мире, слышать такое было... ну, не очень приятно?

Алексей Орлов: По двум причинам, Евгений Семенович. Вы знаете, что одну из наиболее приоритетных отраслей экономики республики Правительством на ближайшую долгосрочную перспективу объявлено сельское хозяйство, а именно наше животноводство. Мы прекрасно понимаем, что на сегодняшний день Калмыкия обладает только одним значительным экономическим ресурсом и потенциалом – это наш мясной скот, знаменитая калмыцкая племенная порода скота. Однако же, с учетом требований предстоящего проекта, с учетом того, как мы планируем развиваться дальше, нам нужен высококачественный скот, скот, который даст нам возможность подойти к индустриальному, промышленному производству мяса говядины на рынок республики, в первую очередь и страны в целом. С этой целью мною был сделан запрос в Министерство сельского хозяйства России с просьбой уточнить на сколько же реальная ситуация обстоит на территории Калмыкии с учетом поголовья, подчеркиваю, именно племенного мясного скота. Эта просьба была выполнена, и, Вы знаете, буквально недавно завершилась одна из инспекционных поездок заместителя Министра сельского хозяйства России Вахитова Шамиля Хуснулловича в республику, где он предварительно провел некоторую работу по изучению племенного рынка в Калмыкии. Сейчас, сегодня, буквально вчера закончила работу еще одна комиссия под руководством заместителя (начальника) Департамента животноводства Минсельхоза России Амерханова Харона Хамидовича. И ситуация оказалась, к сожалению, далеко не такой прекрасной и благодушной, как мы ожидали. Я не хочу сказать, что на сегодняшний день на территории Калмыкии не существует племенного скота. Он есть и, безусловно, это наше богатство, но, однако же, иметь в руках бриллиант или иметь в руках неограненный алмаз – это две разные вещи, согласитесь. Во главе пирамиды мясного животноводства стоят племенные заводы, где, как минимум четыре поколения... Мы с Вами иногда не знаем свое четвертое, пятое поколение предков, но в племенном животноводстве это обязательно должно быть и, как оказалось, даже вот эта вершина пирамиды – племенные заводы – на сегодняшний день в реальности просто не ведут учет и такую статистику. Я уже не говорю о следующем звене этой пирамиды – племенных репродукторах. Та первичная, подчеркиваю, первичная проверка – это одиннадцать хозяйств только было проверено за эти два дня – показала, что, к сожалению, у нас нет просто самого главного и самого простейшего, на первый взгляд, - учета нашего богатства. Еще раз повторюсь, это богатство есть. У нас в руках с вами большое и серьезное приоритетное богатство по отношению, может быть, к другим регионам Российской Федерации. У нас с Вами есть наша гордость, наша калмыцкая племенная порода, но на сегодняшний день мы с Вами не знаем ни сколько этого поголовья находится на территории Калмыкии, ни по каким качественным показателям она существует на сегодняшний день. И, безусловно, меня как Главу и как одного из тех, кто собственно и создавал концепцию социально-экономического развития, ставя во главу угла развитие именно мясного животноводства, эта тема не может не волновать. Все зависит от того, для какой цели мы создаем мясоперерабатывающую промышленность: осваивать товарное стадо – это не имеет никакого резона. Товарное стадо должно иметь постоянно подпитку из того элитного племени, которое есть на территории Калмыкии. Но мы даже с Вами не знаем на сегодняшний день, откуда и где брать этот племенной скот. Вот собственно поэтому я достаточно жестко говорил на вчерашнем совещании с руководителями более чем 70 племенных хозяйств республики разных форм собственности. И говорил о том, что речь идет, самое главное, о чем я всегда повторяю своим коллегам по правительству, об эффективном использовании федеральных средств. Более чем за три года в племенное животноводство было вложено более двух с половиной миллиардов рублей, подчеркиваю, два с половиной миллиарда рублей. И мы на сегодняшний день, к сожалению, видим минимальные результаты, минимальную отдачу от этого вложения. Причем это касается не только сельского хозяйства. Но меня удручает такое положение дел именно в животноводстве.

Евгений Ункуров: В конце 2010 года в федеральный бюджет были возвращены 270 миллионов рублей и достоверно известно, что инициатором возврата были Вы.

Алексей Орлов: Ну, во-первых, не 270, а 208 миллионов рублей. А, во-вторых, Вы абсолютно правы. Инициатором, более того я настаивал на этом, был именно я. Если мы вернемся в не так далекое прошлое. Это был конец 2010 года, в конце, в середине ноября сформировалось Правительство, начало работу в этом направлении, Министерство сельского хозяйства в том числе. И к окончанию года десятого, к сожалению, не был реально сформирован реестр сельхозтоваропроизводителей. Не существовало в республике книги учета сельхозтоваропроизводителей. Вы понимаете, эти программы существуют достаточно долгое количество времени уже и работают. Надо сказать по некоторым из них у нас есть очень хорошие, успешные показатели, но нет самого главного, нет твердого учета сельхозтоваропроизводителей, которые находятся и стоят в очереди на получение финансовых средств из федерального бюджета, а именно из Минсельхоза России. Вы знаете и многие фермеры, наши руководители сельхозпроизводств знают, что есть такой жаргонный термин как «балконный фермер». Так вот количество «балконных фермеров» зашкалило за пределы разумного и мы приняли решение, что будет честнее и правильнее отказаться от двух третей, подчеркиваю, от двух третей поступившей суммы из федерального бюджета, объяснив при этом наш отказ тем, что на сегодняшний день, да, реально мы не имеем гарантированного списка сельхозтоваропроизводителей, тех, кто реально работает на земле. Складывалась парадоксальная ситуация – в моих поездках по районам я разговариваю с главами РМО, предъявляю им список крестьянско-фермерских хозяйств, некоторых даже, подчеркиваю, СПК, а те и знать не знают о существовании таких у себя в районе. Понимаете? То есть работа шла в Минсельхозе без согласования, без должной координации, в первую очередь, с районами, с теми, кто непосредственно на земле осваивает эти федеральные средства. Так вот хотел бы отметить, что мы аргументировано отстояли свою позицию, вернее объяснили позицию возврата в Министерстве сельского хозяйства с условием, что в течение января месяца Министерство сельского хозяйства России пришлет к нам инспекционную проверку во главе с Первым заместителем Министра. Наши сотрудники в Минсельхозе не знали, что такое Новый год, работали по 18-20 часов в сутки, но тем не менее сумели создать список и реестр сельхозтоваропроизводителей. К моменту начала работы московской комиссии мы этот список представили. Выборочно, подчеркиваю, эти сельхозтоваропроизводители были проверены, инспектированы, и мы получили «добро». Сейчас эти деньги вернулись к нам, но теперь мы твердо знаем, кому и как они достаются и твердо знаем с кого мы должны спросить эффективность их использования. Вот собственно причина и, скажем так, подоплека этого, ну, может быть, не происшествия, но этапа очередного работы Правительства.

Евгений Ункуров: Алексей Маратович, в должность Главы республики Вы вступили в октябре 2010 года и уже в этом году в феврале Вы встретились с Премьер-министром России Владимиром Путиным, а в марте Президент Дмитрий Медведев приехал в Элисту. Многие политологи считают это большой удачей. Сегодня ровно месяц как он завершился. Оглядываясь назад, как Вы оцениваете это событие?

Алексей Орлов: Безусловно, я считаю, что это знаковое событие для жизни не только республики, но и для Российской Федерации. Если мы вспомним, это совещание было итоговым в работе Президента по тематике рынка труда, по сокращению безработицы в Российской Федерации, и совещание с руководителями ключевых министерств и ведомств Российской Федерации, с руководителями регионов Российской Федерации, безусловно, было знаковым, в первую очередь, для России в целом, но и для нас. Ведь не секрет, что мы на сегодняшний день, к сожалению, это горько признавать, но это факт и от этого никуда не деться, по уровню безработицы превышаем все показатели по Российской Федерации, я уже не говорю по Южному федеральному округу. У нас самый высокий уровень безработицы – свыше 15%. Я имею в виду тот, который рассчитывается индикаторам международной организации труда. В России, Вы знаете, двойная система расчетов уровня безработицы. По второй, официально зарегистрированной, мы еще более или менее, но мы смотрим правде в глаза, мы реально оцениваем ситуацию и поэтому для нас это совещание было не только знаковым, но и решающим, чтобы сделать определенные выводы и наметить пути реализации по оздоровлению нашего, локального рынка труда, чем собственно мы и занимаемся сейчас, и Правительство в первую очередь.

Вторая главная тематика результатов этого визита Главы государства к нам в республику. Помимо рабочего совещания состоялась моя встреча с Главой государства, на которой мне пришлось поставить жизненно важные для нашей республики вопросы. Я не хотел бы останавливаться на всем комплексе вопросов. Хотел бы только заострить внимание на двух основных моментах. Первое, возвращаясь к теме сельского хозяйства. На территории Калмыкии на сегодняшний день находится пять оросительно-обводительных систем, находящихся в федеральной собственности. На территории Калмыкии работала и продолжает работать федеральная целевая программа сохранения и восстановления плодородия почвы. Но, к сожалению, для Калмыкии она завершила свою работу к 2010 году. Однако, по всей России она работает вплоть до 2013 года. С учетом того, какие перспективы и планы мы видим для себя, а именно для мясного животноводства, мы не можем их строить без серьезной промышленной кормовой базы, а серьезная промышленная кормовая база не может существовать без воды, без мелиорации. Об этом неоднократно говорил Президент страны и Председатель Правительства РФ. Мы поставили вопрос и нашли понимание у руководителя страны, чтобы Калмыкию включили дополнительно в список федеральной целевой программы с дополнительным финансированием на сохранение существующих оросительно-обводительных систем и строительство и реконструкции новых. В частности, речь шла о Черноземельской обводительно-оросительной системе, в общей сумме миллиард четыреста миллионов рублей. Наши аргументы Президентом страны были восприняты и такое поручение от него было дано первому вице-премьеру Правительства России Зубкову Виктору Алексеевичу и Министерству сельского хозяйства России. В настоящий момент наши специалисты работают в соответствующих ведомствах. Все формальности, все документы находятся в процессе работы. Мы ожидаем в ближайшее время решение этой проблемы в положительную сторону с учетом поручения Президента России.

Вторая тема. Вы знаете в каком состоянии находится наше здравоохранение. В Калмыкии система здравоохранения, к сожалению, на сегодняшний день не так многофункциональна и не так эффективна для граждан нашей республики как должна быть. С учетом того, что в прессе и в региональной, на Вашем телеканале в том числе, и на федеральном уровне неоднократно поднимались эти вопросы, Вы знаете, мною дано было поручение Правительству о создании межведомственной комиссии по изучению эффективного использования федеральных средств. В федеральную целевую программу «Юг России» вошли наши две больницы: республиканская имени Жемчуева и детская республиканская больницы были профинансированы до 2010 года в полном объеме, т.е. в 100% объеме. С республиканского бюджета софинансирование, к сожалению, не было выполнено на 100%. Но эта недостача республиканского бюджета не настолько принципиальна, чтобы говорить о том, что только из-за этого больницы на сегодняшний день находятся в том состоянии, в котором они есть.

Мы не стали углубляться в детали произошедшего. Это вопросы правоохранительных органов и, я думаю, они дадут должную оценку произошедшего. Наша с Вами задача в том, чтобы дать нашему населению профессиональное медицинское обслуживание. И этот вопрос я поднимал перед Президентом страны. Он заинтересовано выслушал мою просьбу. Дал поручение не оставлять эту тему без моего личного контроля, я имею в виду использование уже выделенных средств, держать это на контроле в правоохранительных органах, в следственном комитете, в прокуратуре республики, Министерстве внутренних дел. Но, понимая, что задачу нужно решать, Дмитрий Анатольевич, очень внимательно отнесся к нашей просьбе и дал поручение Министерству здравоохранения Российской Федерации изыскать возможности и завершить реконструкцию этих объектов. Вы знаете, на сегодняшний день мы изыскиваем собственные средства из скудного республиканского бюджета, и работы не останавливаются по той же детской больнице. Но всех средств нам не хватит, без поддержки и помощи федерального правительства мы не сможем завершить этот объект. Теперь такая надежда, я бы сказал, уверенность у нас есть. Наши вопросы были услышаны и теперь такая работа ведется сейчас вплоть до решения этой конкретной проблемы, до реализации этой программы.

Следующая тематика – дороги. Дороги особенно те, которые имеют для нас стратегическое значение: Яшкуль – Комсомольск - Артезиан. Уже много лет эта тема продолжается. И много лет мы и наши соседи используют эту трассу и не могут вовремя и без потерь для автотранспорта достичь той или иной точки, которая им нужна. Мы ставили этот вопрос неоднократно, но, я думаю, теперь с помощью Президента России он сдвинется с места.

Еще одна казалось бы не такая значительная тема на сегодняшний день для экономики и развития Калмыкии сегодня, но важная на завтрашнюю перспективу, на экономику завтрашнего дня – это воздушное сообщения города Элисты, наш международный аэропорт Элисты. Аэропорт, имеющий международный статус, тем не менее связан некоторыми ограничениями с авиасообщениями стран Ближнего Востока, стран Азии, стран Центральной Азии в том числе. Этот запрет был введен в связи с режимом контртеррористичекой операции на Северном Кавказе еще в 1999 году. Но, к сожалению, почему-то по каким-то необъяснимым лично для меня причинам он продолжает функционировать только для нас, одного из оставшихся регионов Северного Кавказа или Южного федерального округа. Здесь я хотел бы сказать, что уже не просто наша просьба и наше пожелание о том, чтобы этот режим был снят в Калмыкии для аэропорта города Элисты, услышана. Она уже реализована. Буквально на днях мы должны получить официальное уведомление, что такой режим снят. И, я думаю, уже этим летом мы начнем активную работу с авиакомпаниями, с теми, кто работает по линии чартерных перевозок по линии обслуживания коммерческих челночных рейсов. Вы знаете, что время полета от Элисты, допустим, до Объединенных Арабских Эмиратов, до Турецкой Республики намного сокращается, если такие перелеты делать из центральной части России или из Москвы. Мы сможем, Вы помните в недавней истории такие коммерческие рейсы осуществлялись, и они осуществлялись почти со 100%-ой загрузкой. Это еще одно подспорье для экономики республики и для нашего аэропорта, в частности. Вот вкратце, Евгений Семенович, основные моменты, которые я в беседе с Президентом страны Дмитрием Анатольевичем поднимал, обсуждал. Хотел бы сказать, что я был приятно удивлен осведомленностью Дмитрия Анатольевича в наших местных проблемах и ощутил 100%-ю поддержку с его стороны.

Евгений Ункуров: 12 февраля в Москве, на памятной встрече с Председателем Правительства Российской Федерации Владимиром Путиным, Вы получили от него четыре конкретных поручения. Если можно, подробнее об этом.

Алексей Орлов: Конечно. Это, в первую очередь, если опять говорить о нашем сельском хозяйстве, о той основной проблеме, которая существует в нашем животноводстве, это отсутствие переработки. Речь шла об отсутствии промышленной переработки. Владимир Владимирович знает не понаслышке о проблемах нашего региона. Вы знаете, что это с его легкой руки в 2005 году в Элисте состоялся Президиум Государственного Совета страны, в ходе которого было принято решение о реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Это с его легкой руки в течение двух лет разрабатывалась и в 2007 году была принята федеральная целевая программа «Мясной пояс России». Это с его легкой руки, собственно, и было начато финансирование и активная работа по развитию мясного животноводства на стартовой площадке федеральной целевой программы, т.е. Калмыкии. Поэтому ему не нужно было объяснять наши проблемы, ему нужны были данные (и их мы привели) о том, как выросло поголовье с 2005 года по 2010 год. А поголовье выросло, и это наше достижение. Но отсутствие промышленной переработки сдерживает дальнейший рост развития этой отрасли. Владимир Владимирович согласился с нашими доводами и в основном мы обсуждали какой мощности мясоперерабатывающий комбинат нужен для Калмыкии и не только для Калмыкии, но и для российского рынка в целом. Он согласился с мнением наших специалистов, что на сегодняшний день мясоперерабатывающий комбинат мощностью до 30 тыс. тонн производства говядины в год будет достаточен. Возможно с учетом интенсификации мясного животноводства его расширение в будущем. Современные технологии строительства – модульное строительство – позволяет говорить об этом и позволяет развивать производство в этом направлении. Если говорить конкретно, то Правительству Российской Федерации дано поручение включить нас на будущий год в объем финансирования миллиард семьсот миллионов рублей конкретно для строительства мясоперерабатывающего комбината. Это было первое поручение, основное для экономики республики.

Был еще ряд других вопросов, которые мы обсуждали с Председателем Правительства страны. В первую очередь, этот вопрос касался электроэнергетики и снижения тарифов. Во-вторых, этот вопрос касался здравоохранения республики, образования на территории Калмыки. На одном моменте я хотел бы остановиться более внимательно и более серьезно.

В конце октября 2010 года, когда я и новые члены Правительства приступили к работе, мы продолжили ту тему, которая, к сожалению, образовалась на протяжении последних нескольких лет и особенно усугубилась в 2010 году, а именно тема государственного долга республики. Если бы я сказал, что это бремя, я бы еще выразился мягко. Это вериги, это цепи на ногах нашего Правительства. Объем государственного долга немыслим для бюджета республики. К сожалению, он не дает нам сегодня возможности кредитоваться свободно ни на федеральном уровне, ни на внебюджетном, коммерческом в том числе. Вы знаете, есть определенные инструкции и циркуляры, которые не позволяют при наличии таких объемов финансовых обязательств делать какие-то дополнительные. А без кредитов ни одна экономика не может существовать. Это очень серьезная тема и очень больная для экономики республики. На сегодняшний день мы выполняем только лишь социальные обязательства Правительства республики, заложенные в бюджет Калмыкии на 2011 год. Ничего другого мы позволить не можем, и это - тема, сдерживающая всю экономику региона, поскольку по всем программам, которые действуют на территории Калмыкии необходимо софинансирование местного бюджета. Местный бюджет на сегодняшний день себе позволить этого не может. Мы обсуждали этот вопрос с Председателем Правительства РФ Владимиром Владимировичем. Я ощутил от Председателя Правительства прагматический подход к этой больной теме для республики. Прагматичный в том смысле, что он рассуждал и критериями сегодняшнего дня, и смотрел в будущее республики. Здесь, безусловно, нужна только лишь целевая поддержка Правительства России. С этой просьбой мы обратились. Речь шла о бюджетных обязательствах республики в размере 800 млн. рублей, и мы такую поддержку получили. Это решение уже существует, правда результат мы увидим не сегодня и даже не завтра. Как правило, финансовый год формируется по окончании года календарного, но это результат, который позволяет мне и моему Правительству с оптимизмом смотреть в будущее, а именно в 2012 год.

Евгений Ункуров: Алексей Маратович, Вы приняли участие в видеоконференции, которая проходила в «Калмэнерго». Кроме Вас там участвовал Полномочный Представитель Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе Владимир Устинов и Министр энергетики Сергей Шматко. Тема была самая острая – цены на электроэнергию. После совещания Вы произнесли слова, которые всех заинтересовали, а именно: «Руководство республики будет работать над снижением тарифов». Как такое возможно?

Алексей Орлов: Возможно, стиснув зубы, если говорить откровенно. Но мы понимаем, что на сегодняшний день для Республики Калмыкия особенно эта тема – рост тарифов – становится не экономически больной, а социально больной. Потому что мы, пожалуй, единственный регион в ЮФО, где структура потребления электромощностей абсолютно отличается от наших соседей. У нас, по официальным данным, 51% - это потребление населением, а по некоторым функциональным показателям, которые существуют в этой сфере, мы зашкаливаем за 60%. Это немыслимая цифра для любой экономики, любого региона. И для нас эта тема, тема высоких тарифов на электроэнергию, является, повторюсь, не столько экономической, сколько социальной.

В связи с этим я поднимал этот вопрос перед Президентом страны с просьбой пересмотреть условия и позиции функционирования оптового рынка для Республики Калмыкия. На сегодняшний день Постановлением № 243 от 2003 года существует особый перечень регионов, особый метод функционирования на оптовом рынке страны. Однако, Калмыкии там нет. Мы нашли понимание и Президент дал поручение работать в этом направлении. Я на видеоконференции задал вопрос Министру энергетики Сергею Ивановичу Шматко. Он буквально недавно проводил совещание в Департаменте развития электроэнергетики в Минэнерго, но там наши доводы и аргументы не были услышаны, а если и были услышаны, то не в полном объеме. Однако, на всю страну Министр энергетики сделал мне предложение не закрывать эту тему. Это уже серьезная победа. Скорректировал те аргументы, которые мы должны представить в Минэнерго. Я в самой ближайшее время планирую встретиться с Министром и, я думаю, мы этот вопрос решим положительно. Это, что касается поддержки со стороны федерального бюджета. Теперь что касается тех обязательств, которые мы можем, должны и обязаны исполнить сами. Я не зря сказал стиснув зубы и через «не могу». Сумма дефицита покрытия всех расходов бюджета на электроэнергию для того, чтобы хоть немного снизить это бремя для нашего населения составляет примерно 300 млн. рублей. Для экономики и бюджета республики это очень серьезная цифра. Однако, мною дано было поручение Правительству. Мы, как в сказке «по сусекам скребли» и изыскали 100 млн. Это уже даст, может, быть, не такой существенный объем снижения, но тем не менее все-таки снижение тарифов. Мы добьемся положительного решения в федеральном центре, и тогда, я думаю, мы выйдем по крайней мере на уровень тарифов наших соседей по ЮФО.

Евгений Ункуров: Почему Вам стала интересна тема игровых автоматов? Вы даже лично объезжали Элисту с негласной проверкой.

Алексей Орлов: Есть поручение Президента страны об искоренении этого зла, экономического, социального, как хотите назовите, но это зло. И для меня лично это зло по одной простой причине: если в больших мегаполисах закрываются подпольные казино, закрываются подпольные игровые клубы. Мы знаем социальный статус людей, приходящих и играющих там, мы знаем их финансовый статус, но когда у нас в республике и так, скажем так, «не роскошествующей», оставляются последние средства, вынимаются либо из карманов родителей, либо из семейного бюджета, либо просто напросто обкрадывают люди сами себя, это становится уже серьезной социальной проблемой и, безусловно, для меня существование этих подпольных...ну, даже не подпольных, подчеркиваю, а открытых лотерейных клубов было сначала шоком. Поэтому я поставил все это под свой жесткий контроль, руководителям правоохранительных органов дано поручение в кратчайшие сроки доложить мне о той работе, которая сделана по предотвращению всего этого, по искоренению вернее. К сожалению, Вы знаете достаточно долгое время, да, и сегодня существуют некоторые правовые препоны. Нет ведь серьезной строго регламентированной правовой базы для закрытия подобного рода учреждений. Они могут существовать как некие лотерейные клубы, покерные клубы. Придумывают бог знает какие-то названия, чтобы тем не менее функционировать и жить, но мы с Вами, а тем более наши с Вами земляки прекрасно знают, что на самом деле там творится. И самое главное, что правоохранительные органы знают. Я сейчас скажу, может быть, несколько крамольную вещь, но мною дано указание правоохранительным органам довести эту борьбу до конца, чтобы ни одного подобного «гадюшника», извиняюсь за такое выражение, в Калмыкии не существовало.


Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE MicrosoftInternetExplorer4 /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-theme-font:minor-fareast; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi;}

Евгений Ункуров: Уважаемый Алексей Маратович, здравствуйте. Спасибо, что Вы согласились на интервью с нашей телерадиокомпанией. Алексей Маратович, событием недели, на мой взгляд, явилось Ваше выступление в Министерстве сельского хозяйства, на встрече с руководителями предприятий, занятых племенным делом в животноводстве. В присутствии представителя Министра сельского хозяйства России Харона Амерханова Вы подвергли жесткой критике эту отрасль. Мне, жителю республики, привыкшему считать калмыцкий скот лучшим в мире, слышать такое было… ну, не очень приятно?

 

Алексей Орлов: По двум причинам, Евгений Семенович. Вы знаете, что одну из наиболее приоритетных отраслей экономики республики Правительством на ближайшую долгосрочную перспективу объявлено сельское хозяйство, а именно наше животноводство. Мы прекрасно понимаем, что на сегодняшний день Калмыкия обладает только одним значительным экономическим ресурсом и потенциалом – это наш мясной скот, знаменитая калмыцкая племенная порода скота. Однако же, с учетом требований предстоящего проекта, с учетом того, как мы планируем развиваться дальше, нам нужен высококачественный скот, скот, который даст нам возможность подойти к индустриальному, промышленному производству мяса говядины на рынок республики, в первую очередь и страны в целом. С этой целью мною был сделан запрос в Министерство сельского хозяйства России с просьбой уточнить на сколько же реальная ситуация обстоит на территории Калмыкии с учетом поголовья, подчеркиваю, именно племенного мясного скота. Эта просьба была выполнена, и, Вы знаете, буквально недавно завершилась одна из инспекционных поездок заместителя Министра сельского хозяйства России Вахитова Шамиля Хуснулловича в республику, где он предварительно провел некоторую работу по изучению племенного рынка в Калмыкии. Сейчас, сегодня, буквально вчера закончила работу еще одна комиссия под руководством заместителя (начальника) Департамента животноводства Минсельхоза России Амерханова Харона Хамидовича. И ситуация оказалась, к сожалению, далеко не такой прекрасной и благодушной, как мы ожидали. Я не хочу сказать, что на сегодняшний день на территории Калмыкии не существует племенного скота. Он есть и, безусловно, это наше богатство, но, однако же, иметь в руках бриллиант или иметь в руках неограненный алмаз – это две разные вещи, согласитесь. Во главе пирамиды мясного животноводства стоят племенные заводы, где, как минимум четыре поколения… Мы с Вами иногда не знаем свое четвертое, пятое поколение предков, но в племенном животноводстве это обязательно должно быть и, как оказалось, даже вот эта вершина пирамиды – племенные заводы – на сегодняшний день в реальности просто не ведут учет и такую статистику. Я уже не говорю о следующем звене этой пирамиды – племенных репродукторах. Та первичная, подчеркиваю, первичная проверка – это одиннадцать хозяйств только было проверено за эти два дня – показала, что, к сожалению, у нас нет просто самого главного и самого простейшего, на первый взгляд, - учета нашего богатства. Еще раз повторюсь, это богатство есть. У нас в руках с вами большое и серьезное приоритетное богатство по отношению, может быть, к другим регионам Российской Федерации. У нас с Вами есть наша гордость, наша калмыцкая племенная порода, но на сегодняшний день мы с Вами не знаем ни сколько этого поголовья находится на территории Калмыкии, ни по каким качественным показателям она существует на сегодняшний день. И, безусловно, меня как Главу и как одного из тех, кто собственно и создавал концепцию социально-экономического развития, ставя во главу угла развитие именно мясного животноводства, эта тема не может не волновать. Все зависит от того, для какой цели мы создаем мясоперерабатывающую промышленность: осваивать товарное стадо – это не имеет никакого резона. Товарное стадо должно иметь постоянно подпитку из того элитного племени, которое есть на территории Калмыкии. Но мы даже с Вами не знаем на сегодняшний день, откуда и где брать этот племенной скот. Вот собственно поэтому я достаточно жестко говорил на вчерашнем совещании с руководителями более чем 70 племенных хозяйств республики разных форм собственности. И говорил о том, что речь идет, самое главное, о чем я всегда повторяю своим коллегам по правительству, об эффективном использовании федеральных средств. Более чем за три года в племенное животноводство было вложено более двух с половиной миллиардов рублей, подчеркиваю, два с половиной миллиарда рублей. И мы на сегодняшний день, к сожалению, видим минимальные результаты, минимальную отдачу от этого вложения. Причем это касается не только сельского хозяйства. Но меня удручает такое положение дел именно в животноводстве.

 

Е.У.:  В конце 2010 года в федеральный бюджет  были возвращены 270 миллионов рублей и достоверно известно, что инициатором возврата были Вы.

А.О.: Ну, во-первых, не 270, а 208 миллионов рублей. А, во-вторых, Вы абсолютно правы. Инициатором, более того я настаивал на этом, был именно я. Если мы вернемся в не так далекое прошлое. Это был конец 2010 года, в конце, в середине ноября сформировалось Правительство, начало работу в этом направлении, Министерство сельского хозяйства в том числе. И к окончанию года десятого, к сожалению, не был реально сформирован реестр сельхозтоваропроизводителей. Не существовало в республике книги учета сельхозтоваропроизводителей. Вы понимаете, эти программы существуют достаточно долгое количество времени уже и работают. Надо сказать по некоторым из них у нас есть очень хорошие, успешные показатели, но нет самого главного, нет твердого учета сельхозтоваропроизводителей, которые находятся и стоят в очереди на получение финансовых средств из федерального бюджета, а именно из Минсельхоза России. Вы знаете  и многие фермеры, наши руководители сельхозпроизводств знают, что есть такой жаргонный термин как «балконный фермер». Так вот количество «балконных фермеров» зашкалило за пределы разумного и мы приняли решение, что будет честнее и правильнее отказаться от двух третей, подчеркиваю, от двух третей поступившей суммы из федерального бюджета, объяснив при этом наш отказ тем, что на сегодняшний день, да, реально мы не имеем гарантированного списка сельхозтоваропроизводителей, тех, кто реально работает на земле. Складывалась парадоксальная ситуация – в моих поездках по районам я разговариваю с главами РМО, предъявляю им список крестьянско-фермерских хозяйств, некоторых даже, подчеркиваю, СПК, а те и знать не знают о существовании  таких у себя в районе. Понимаете? То есть работа шла в Минсельхозе без согласования, без должной координации, в первую очередь, с районами, с теми, кто непосредственно на земле осваивает эти федеральные средства. Так вот хотел бы отметить, что мы аргументировано отстояли свою позицию, вернее объяснили позицию возврата в Министерстве сельского хозяйства с условием, что в течение января месяца Министерство сельского хозяйства России пришлет к нам инспекционную проверку во главе с Первым заместителем Министра. Наши сотрудники в Минсельхозе не знали, что такое Новый год, работали по 18-20 часов в сутки, но тем не менее сумели создать список и реестр сельхозтоваропроизводителей. К моменту начала работы московской комиссии мы этот список представили. Выборочно, подчеркиваю, эти сельхозтоваропроизводители были проверены, инспектированы, и мы получили «добро». Сейчас эти деньги вернулись к нам, но теперь мы твердо знаем, кому и как они достаются и твердо знаем с кого мы должны спросить эффективность их использования. Вот собственно причина и, скажем так, подоплека этого, ну, может быть, не происшествия, но этапа очередного работы Правительства.

 

Е.У.: Алексей Маратович, в должность Главы республики Вы вступили в октябре 2010 года и уже в этом году в феврале Вы встретились с премьер-министром России Владимиром Путиным, а в марте Президент Дмитрий Медведев приехал в Элисту. Многие политологи считают это большой удачей. Сегодня ровно месяц как он завершился. Оглядываясь назад, как Вы оцениваете это событие?

 

А.О.: Безусловно, я считаю, что это знаковое событие для жизни не только республики, но и для Российской Федерации. Если мы вспомним, это совещание было итоговым в работе Президента по тематике рынка труда, по сокращению безработицы в Российской Федерации, и совещание с руководителями ключевых министерств и ведомств Российской Федерации, с руководителями регионов Российской Федерации, безусловно, было знаковым, в первую очередь, для России в целом, но и для нас. Ведь не секрет, что мы на сегодняшний день, к сожалению, это горько признавать, но это факт и от этого никуда не деться, по уровню безработицы превышаем все показатели по Российской Федерации, я уже не говорю по Южному федеральному округу. У нас самый высокий уровень безработицы – свыше 15%. Я имею в виду тот, который рассчитывается индикаторам международной организации труда. В России, Вы знаете, двойная система расчетов уровня безработицы. По второй, официально зарегистрированной, мы еще более или менее, но мы смотрим правде в глаза, мы реально оцениваем ситуацию и поэтому для нас это совещание было не только знаковым, но и решающим, чтобы сделать определенные выводы и наметить пути реализации по оздоровлению нашего,  локального рынка труда, чем собственно мы и занимаемся сейчас, и Правительство в первую очередь.

Вторая главная тематика результатов этого визита главы государства к нам в республику. Помимо рабочего совещания состоялась моя встреча с главой государства, на которой мне пришлось поставить жизненно важные для нашей республики вопросы. Я не хотел бы останавливаться на всем комплексе вопросов. Хотел бы только заострить внимание на двух основных моментах. Первое, возвращаясь к теме сельского хозяйства. На территории Калмыкии на сегодняшний день находится пять оросительно-обводительных систем, находящихся в федеральной собственности. На территории Калмыкии работала и продолжает работать федеральная целевая программа сохранения и восстановления плодородия почвы. Но, к сожалению, для Калмыкии она завершила свою работу к 2010 году. Однако, по всей России она работает вплоть до 2013 года. С учетом того, какие перспективы и планы мы видим для себя, а именно для мясного животноводства, мы не можем их строить без серьезной промышленной кормовой базы, а серьезная промышленная кормовая база не может существовать без воды, без мелиорации. Об этом неоднократно говорил Президент страны и Председатель Правительства РФ. Мы поставили вопрос и нашли понимание у руководителя страны, чтобы Калмыкию включили дополнительно в список федеральной целевой программы с дополнительным финансированием на сохранение существующих оросительно-обводительных систем и строительство и реконструкции новых. В частности, речь шла о Черноземельской обводительно-оросительной системе, в общей сумме миллиард четыреста миллионов рублей. Наши аргументы Президентом страны были восприняты и такое поручение от него было дано первому вице-премьеру Правительства России Зубкову Виктору Алексеевичу и Министерству сельского хозяйства России. В настоящий момент наши специалисты работают в соответствующих ведомствах. Все формальности, все документы находятся в процессе работы. Мы ожидаем в ближайшее время решение этой проблемы в положительную сторону с учетом поручения Президента России.

Вторая тема. Вы знаете в каком состоянии находится наше здравоохранение. В Калмыкии система здравоохранения, к сожалению, на сегодняшний день не так многофункциональна и не так эффективна для граждан нашей республики как должна быть. С учетом того, что в прессе и в региональной, на Вашем телеканале в том числе, и на федеральном уровне неоднократно поднимались эти вопросы, Вы знаете, мною дано было поручение Правительству о создании межведомственной комиссии по изучению эффективного использования федеральных средств. В федеральную целевую программу «Юг России» вошли наши две больницы: республиканская имени Жемчуева и детская республиканская больницы были профинансированы до 2010 года в полном объеме, т.е. в 100% объеме. С республиканского бюджета софинансирование, к сожалению, не было выполнено на 100%.  Но эта недостача республиканского бюджета не настолько принципиальна, чтобы говорить о том, что только из-за этого больницы на сегодняшний день находятся в том состоянии, в котором они есть.

Мы не стали углубляться в детали произошедшего. Это вопросы правоохранительных органов и, я думаю, они дадут должную оценку произошедшего. Наша с Вами задача в том, чтобы дать нашему населению профессиональное медицинское обслуживание. И этот вопрос я поднимал перед Президентом страны. Он заинтересовано выслушал мою просьбу. Дал поручение не оставлять эту тему без моего личного контроля, я имею в виду использование уже выделенных средств, держать это на контроле в правоохранительных органах, в следственном комитете, в прокуратуре республики, Министерстве внутренних дел. Но, понимая, что задачу нужно решать, Дмитрий Анатольевич, очень внимательно отнесся к нашей просьбе и дал поручение Министерству здравоохранения Российской Федерации изыскать возможности и завершить реконструкцию этих объектов. Вы знаете, на сегодняшний день мы изыскиваем собственные средства из скудного республиканского бюджета, и работы не останавливаются по той же детской больнице. Но всех средств нам не хватит, без поддержки и помощи федерального правительства мы не сможем завершить этот объект. Теперь такая надежда, я бы сказал, уверенность у нас есть. Наши вопросы были услышаны и теперь такая работа ведется сейчас вплоть до решения этой конкретной проблемы, до реализации этой программы.

Следующая тематика – дороги. Дороги особенно те, которые имеют для нас стратегическое значение: Яшкуль – Комсомольск - Артезиан. Уже много лет эта тема продолжается. И много лет мы и наши соседи используют эту трассу и не могут вовремя и без потерь для автотранспорта достичь той или иной точки, которая им нужна. Мы ставили этот вопрос неоднократно, но, я думаю, теперь с помощью Президента России он сдвинется с места.

Еще одна казалось бы не такая значительная тема на сегодняшний день для экономики и развития Калмыкии сегодня, но важная на завтрашнюю перспективу, на экономику завтрашнего дня – это воздушное сообщения города Элисты, наш международный аэропорт Элисты. Аэропорт, имеющий международный статус, тем не менее связан некоторыми ограничениями с авиасообщениями стран Ближнего Востока, стран Азии, стран Центральной Азии в том числе. Этот запрет был введен в связи с режимом контртеррористичекой операции на Северном Кавказе еще в 1999 году. Но, к сожалению, почему-то по каким-то необъяснимым лично для меня причинам он продолжает функционировать только для нас, одного из оставшихся регионов Северного Кавказа или Южного федерального округа. Здесь я хотел бы сказать, что уже не просто наша просьба и наше пожелание о том, чтобы этот режим был снят в Калмыкии для аэропорта города Элисты, услышана. Она уже реализована. Буквально на днях мы должны получить официальное уведомление, что такой режим снят. И, я думаю, уже этим летом мы начнем активную работу с авиакомпаниями, с теми, кто работает по линии чартерных перевозок по линии обслуживания коммерческих челночных рейсов. Вы знаете, что время полета от Элисты, допустим, до Объединенных Арабских Эмиратов, до Турецкой Республики намного сокращается, если такие перелеты делать из центральной части России или из Москвы. Мы сможем, Вы помните в недавней истории такие коммерческие рейсы осуществлялись, и они осуществлялись почти со 100%-ой загрузкой. Это еще одно подспорье для экономики республики и для нашего аэропорта, в частности. Вот вкратце, Евгений Семенович, основные моменты, которые я в беседе с Президентом страны Дмитрием Анатольевичем поднимал, обсуждал. Хотел бы сказать, что я был приятно удивлен осведомленностью Дмитрия Анатольевича в наших местных проблемах и ощутил 100%-ю поддержку с его стороны.

 

Е.У.: 12 февраля в Москве, на памятной встрече с Председателем Правительства Российской Федерации Владимиром Путиным, Вы получили от него четыре конкретных поручения. Если можно, подробнее об этом.

 

А.О.: Конечно. Это, в первую очередь, если опять говорить о нашем сельском хозяйстве, о той основной проблеме, которая существует в нашем животноводстве, это отсутствие переработки. Речь шла об отсутствии промышленной переработки. Владимир Владимирович знает не понаслышке о проблемах нашего региона. Вы знаете, что это с его легкой руки в 2005 году в Элисте состоялся Президиум Государственного Совета страны, в ходе которого было принято решение о реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Это с его легкой руки в течение двух лет разрабатывалась и в 2007 году была принята федеральная целевая программа «Мясной пояс России». Это с его легкой руки, собственно, и было начато финансирование и активная работа по развитию мясного животноводства на стартовой площадке федеральной целевой программы, т.е. Калмыкии. Поэтому ему не нужно было объяснять наши проблемы, ему нужны были данные (и их мы привели) о том, как выросло поголовье с 2005 года по 2010 год. А поголовье выросло, и это наше достижение. Но отсутствие промышленной переработки сдерживает дальнейший рост развития этой отрасли. Владимир Владимирович согласился с нашими доводами и в основном мы обсуждали какой мощности мясоперерабатывающий комбинат нужен для Калмыкии и не только для Калмыкии, но и для российского рынка в целом. Он согласился с мнением наших специалистов, что на сегодняшний день мясоперерабатывающий комбинат мощностью до 30 тыс. тонн производства говядины в год будет достаточен. Возможно с учетом интенсификации мясного животноводства его расширение в будущем. Современные технологии строительства – модульное строительство – позволяет говорить об этом и позволяет развивать производство в этом направлении. Если говорить конкретно, то Правительству Российской Федерации дано поручение включить нас на будущий год в объем финансирования миллиард семьсот миллионов рублей конкретно для строительства мясоперерабатывающего комбината. Это было первое поручение, основное для экономики республики.

Был еще ряд других вопросов, которые мы обсуждали с Председателем Правительства страны. В первую очередь, этот вопрос касался электроэнергетики и снижения тарифов. Во-вторых, этот вопрос касался здравоохранения республики, образования на территории Калмыки. На одном моменте я хотел бы остановиться более внимательно и более серьезно.

В конце октября 2010 года, когда я и новые члены Правительства приступили к работе, мы продолжили ту тему, которая, к сожалению, образовалась на протяжении последних нескольких лет и особенно усугубилась в 2010 году, а именно тема государственного долга республики. Если бы я сказал, что это бремя, я бы еще выразился мягко. Это вериги, это цепи на ногах нашего Правительства. Объем государственного долга немыслим для бюджета республики. К сожалению, он не дает нам сегодня возможности кредитоваться свободно ни на федеральном уровне, ни на внебюджетном,  коммерческом в том числе. Вы знаете, есть определенные инструкции и циркуляры, которые не позволяют при наличии таких объемов финансовых обязательств делать какие-то дополнительные. А без кредитов ни одна экономика не может существовать. Это очень серьезная тема и очень больная для экономики республики. На сегодняшний день мы выполняем только лишь социальные обязательства Правительства республики, заложенные в бюджет Калмыкии на 2011 год. Ничего другого мы позволить не можем, и это - тема, сдерживающая всю экономику региона, поскольку по всем программам, которые действуют на территории Калмыкии необходимо софинансирование местного бюджета. Местный бюджет на сегодняшний день себе позволить этого не может. Мы обсуждали этот вопрос с Председателем Правительства РФ Владимиром Владимировичем. Я ощутил от Председателя Правительства прагматический подход к этой больной теме для республики. Прагматичный в том смысле, что он рассуждал и критериями сегодняшнего дня, и смотрел в будущее республики. Здесь, безусловно, нужна только лишь целевая поддержка Правительства России. С этой просьбой мы обратились. Речь шла о бюджетных обязательствах республики в размере 800 млн. рублей, и мы такую поддержку получили. Это решение уже существует, правда результат мы увидим не сегодня и даже не завтра. Как правило, финансовый год формируется по окончании года календарного, но это результат, который позволяет мне и моему Правительству с оптимизмом смотреть в будущее, а именно в 2012 год.

 

Е.У.: Алексей Маратович, Вы приняли участие в видеоконференции, которая проходила в «Калмэнерго». Кроме Вас там участвовал Полномочный Представитель Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе Владимир Устинов и Министр энергетики Сергей Шматко. Тема была самая острая – цены на электроэнергию. После совещания Вы произнесли слова, которые всех заинтересовали, а именно: «Руководство республики будет работать над снижением тарифов». Как такое возможно?

 

А.О.: Возможно, стиснув зубы, если говорить откровенно. Но мы понимаем, что на сегодняшний день для Республики Калмыкия особенно эта тема – рост тарифов – становится не экономически больной, а социально больной. Потому что мы, пожалуй, единственный регион в ЮФО, где структура потребления электромощностей абсолютно отличается от наших соседей. У нас, по официальным данным, 51% - это потребление населением, а по некоторым функциональным показателям, которые существуют в этой сфере, мы зашкаливаем за 60%. Это немыслимая цифра для любой экономики, любого региона. И для нас эта тема, тема высоких тарифов на электроэнергию, является, повторюсь, не столько экономической, сколько социальной.

В связи с этим я поднимал этот вопрос перед Президентом страны с просьбой пересмотреть условия и позиции функционирования оптового рынка для Республики Калмыкия. На сегодняшний день Постановлением № 243 от 2003 года существует особый перечень регионов, особый метод функционирования на оптовом рынке страны. Однако, Калмыкии там нет. Мы нашли понимание и Президент дал поручение работать в этом направлении. Я на видеоконференции задал вопрос Министру энергетики Сергею Ивановичу Шматко. Он буквально недавно проводил совещание в Департаменте развития электроэнергетики в Минэнерго, но там наши доводы и аргументы не были услышаны, а если и были услышаны, то не в полном объеме. Однако, на всю страну Министр энергетики сделал мне предложение не закрывать эту тему. Это уже серьезная победа. Скорректировал те аргументы, которые мы должны представить в Минэнерго. Я в самой ближайшее время планирую встретиться с Министром и, я думаю, мы этот вопрос решим положительно. Это, что касается поддержки со стороны федерального бюджета. Теперь что касается тех обязательств, которые мы можем, должны и обязаны исполнить сами. Я не зря сказал стиснув зубы и через «не могу». Сумма дефицита покрытия всех расходов бюджета на электроэнергию для того, чтобы хоть немного снизить это бремя для нашего населения составляет примерно 300 млн. рублей. Для экономики и бюджета республики это очень серьезная цифра. Однако, мною дано было поручение Правительству. Мы, как в сказке «по сусекам скребли» и изыскали 100 млн. Это уже даст, может, быть, не такой существенный объем снижения, но тем не менее все-таки снижение тарифов. Мы добьемся положительного решения в федеральном центре, и тогда, я думаю, мы выйдем по крайней мере на уровень тарифов наших соседей по ЮФО.

 

Е.У.: Почему Вам стала интересна тема игровых автоматов? Вы даже лично объезжали Элисту с негласной проверкой.

 

А.О.: Есть поручение Президента страны об искоренении этого зла, экономического, социального, как хотите назовите, но это зло. И для меня лично это зло по одной простой причине: если в больших мегаполисах закрываются подпольные казино, закрываются подпольные игровые клубы. Мы знаем социальный статус людей, приходящих и играющих там, мы знаем их финансовый статус, но когда у нас в республике и так, скажем так, «не роскошествующей», оставляются последние средства, вынимаются либо из карманов родителей, либо из семейного бюджета, либо просто напросто обкрадывают люди сами себя, это становится уже серьезной социальной проблемой и, безусловно, для меня существование этих подпольных…ну, даже не подпольных, подчеркиваю, а открытых лотерейных клубов было сначала шоком. Поэтому я поставил все это под свой жесткий контроль, руководителям правоохранительных органов дано поручение в кратчайшие сроки доложить мне о той работе, которая сделана по предотвращению всего этого, по искоренению вернее. К сожалению, Вы знаете достаточно долгое время, да, и сегодня существуют некоторые правовые препоны. Нет ведь серьезной строго регламентированной правовой базы для закрытия подобного рода учреждений. Они могут существовать как некие лотерейные клубы, покерные клубы. Придумывают бог знает какие-то названия, чтобы тем не менее функционировать и жить, но мы с Вами, а тем более наши с Вами земляки прекрасно знают, что на самом деле там творится. И самое главное, что правоохранительные органы знают. Я сейчас скажу, может быть, несколько крамольную вещь, но мною дано указание правоохранительным органам довести эту борьбу до конца, чтобы ни одного подобного «гадюшника», извиняюсь за такое выражение, в Калмыкии не существовало.



Встреча Алексея Орлова с руководителями СМИ РК


С. Шавалиев (газета «Хальмг Унн»): Основные приоритеты в развитии нашей республики. Ваше видение на этот год?

А.Орлов: Основные приоритеты одни - это развитие животноводства. Основной упор будет сделан на развитие сельского хозяйства и на топливно-энергетический комплекс.

Касаясь того, что сделано. Мы начали наше поступательное движение с того, что пытаемся навести порядок в агропромышленном секторе. И в первую очередь с финансовой точки зрения. Мы тщательно подходим к выбору сельхозтоваропроизводителей. 

Перед новым годом мы получили серьезную поддержку для фермеров, для людей, участвующих в сельском хозяйстве.
Но мы пошли на такой неординарный шаг. И это хороший пример того, что Правительство выполняет данные мною указания по поводу чистоты всех проектов, участвующих в этих программах.

Факт, касается возврата федеральных денег федеральному бюджету. Мы решили, что лучше будет честно сказать Минсельхозу России, что у нас на сегодняшний день в республике нет серьезного реестра сельхозтоваропроизводителей, но есть определенная часть тех, кто зарекомендовал себя в качестве серьезных партнеров в этом направлении. Вот их мы и профинансируем. Я имею в виду вопрос субсидий. Все остальное мы вернули в федеральный бюджет. На первом этапе было недопонимание, но после моего разговора с Еленой Скрынник эта мера была оценена и было заверено, что эти средства рано или поздно вернутся в республику, м.б. даже сторицей. Это то, что касается сельского хозяйства.

То же самое я говорил о нефтегазовом секторе республики. Сегодня заканчиваются последние слушания, идут слушания нефтегазовых компаний и ведущих геологоразведку. Вскрываются факты, когда лицензионные соглашения не выполняются, нарушается как федеральное, так и региональное законодательство. Это ставит вопрос об отзыве лицензионных соглашений. Кроме того, в настоящее время продолжается инвентаризация и ревизия земельных отношений. Это основное, без учета того, что Правительство продолжает работу по всем аспектам экономики.

В.Бадмаев (газета «Современная Калмыкия»): У меня на руках есть информация о деятельности Республиканской службы финансово-бюджетного контроля. Они обнаружили в прошлом году, что субсидии, которые выделялись Минсельхозу РК на развитие мясного скотоводства республики в размере 110 млн. руб. были перечислены автономному учреждению республиканский гарантийный фонд, а это учреждение держало эти деньги в Россельхозбанке и в Сбербанке, снимало проценты от них и пользовалось ими. У Вас есть этот отчет?

А.Орлов: конечно.

В.Бадмаев: Какие меры приняты? Кто-нибудь понес ответственность за это?

А.Орлов: Понесут. Понесут ответственность обязательно. 

Подробнее...



© Администрация Главы Республики Калмыкия,
© Управление по развитию электронного правительства Республики Калмыкия
2005-2010. Официальный сайт Главы Республики Калмыкия "Глава Калмыкии".
Разработка РГУП ЦИРИТ РК при помощи Shape 5 2010 г.