Понедельник, 15 октября 2018 года, 14:04
RSS
Пресс-конференция Орлова А.М. в ИТАР-ТАСС Печать

 

       Вчера в одном из крупнейших мировых информационных агентств состоялась пресс-конференция на тему: "Калмыкия накануне перемен: модернизация в экономической, социальной и политической сферах", в которой принял участие  Глава Республики Калмыкия Алексей Орлов. Он ответил на вопросы представителей российских и зарубежных средств массовой информации, теле- и радиокомпаний.

Алексей ОРЛОВ:  

- Добрый день, уважаемые друзья!. Надо сказать, что это мой первый опыт федеральной пресс-конференции, и  искренне признателен руководству агентства, что первое такое предложение поступило от ИТАР-ТАСС. Несколько минут назад мы подписали с агентством соглашение о сотрудничестве. Я надеюсь, оно послужит базой для информационной открытости региона, послужит инструментом подачи информации  обо всех сферах жизни нашего региона. Убежден, что мы можем рассматривать прикладной характер соглашения, поскольку с вашей помощью, уважаемые коллеги, мы получим некий рупор для тех проектов, которые мы предлагаем инвесторам не только нашей страны, но и за рубежом.

Ведуший начал нашу пресс-конференцию с краткого экскурса в историю Калмыкии. Я хочу к этому добавить комментарий. Действительно, Калмыкия -  это уникальная буддийская республика на территории европейской части  России и континента в целом. И уж если говорить откровенно, более четырех веков назад наши предки пришли в низовья Волги, на берега Каспия. И по поводу "друга степей - калмыка" есть одна очень интересная историческая правда. Известный наш поэт - народный поэт России и Советского Союза, известный пушкиновед  Давид Никитич Кугультинов нашел в рукописях Пушкина несколько вариантов стихотворения "Монумент". В одном из них написано "сын степей - калмык". Но мы знаем, что Александр Сергеевич отличался глубоким подходом к исторической правде, и он понял, что калмыки пришли в Россию относительно недавно, и это не их историческая родина. Поэтому появился вариант "друг степей - калмык". Я говорю это к тому, что мы более четырех веков живем здесь, живем очень дружно, сохраняя свой традиционный уклад и, конечно, нашу конфессиональную принадлежность. С одной стороны,  это одна из граней нашей привлекательности не только с экономической точки зрения, но и исторической, в том числе.

А если переходить к сути нашей сегодняшней встречи, я хотел бы кратко описать сегодняшнее экономическое и социальное положение республики, рассказать о наших проектах, о том, как и чем мы живем, что для себя держим в перспективе. Республика Калмыкия - одна из аграрных, сельскохозяйственных территорий России. Если быть совсем точным, то аграрных территорий в стране много. Рядом с нами находятся такие гиганты сельскохозяйственного производства, как Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область, где сельское хозяйство имеет диверсификацию. Республика Калмыкия в этом плане имеет отличительную особенность. Наша специализация достаточно узкая: мы заточены на животноводстве. Это традиционный уклад калмыков, традиционный уклад народов, населяющих республику. Это, безусловно, имеет свои плюсы, но, к сожалению, имеет и свои минусы. Поскольку наш топливно-энергетический комплекс находится где-то в середине пути своего развития. На сегодняшний день в республике работает около 15-ти энергетических компаний. К сожалению, в силу объективных причин, надо признать, до вчерашнего дня эти компании имели средний вес. Поэтому добыча и вложение инвестиций оставляли желать лучшего. Более того, добыча углеводородов в последние годы сокращалась. Причем сокращалась в крупных объемах. Однако с приходом крупных инвесторов мы ожидаем роста и в этой сфере. 

На сегодняшний день мы имеем в реальности только лишь наше животноводство. Мы достаточно преуспели в этой сфере. Республика сегодня является лидером по количеству поголовья скота мясного направления. Это наша знаменитая калмыцкая мясная порода, это наше знаменитое мраморное мясо, которым мы заслуженно гордимся. Это наша баранина. По поголовью овец мы на 3-м месте в Российской Федерации после Дагестана и Ставропольского края. А по соотношению к количеству населения мы безусловные лидеры.

Однако же, за последние двадцать лет в силу объективных причин падение промышленного производства в целом по стране не обошло стороной и Республику Калмыкия. В советский период в республике работало 4 мясоперерабатывающих комбината, два из них союзного значения. К сегодняшнему дню вся перерабатывающая отрасль республики, к сожалению, канула в Лету. Конечно, оставались мелкие перерабатывающие цеха, бойни, но это не изменяло экономическую ситуацию к лучшему. Я говорю об этом достаточно подробно, чтобы показать, что у животноводов, фермеров республики не было перспектив. Перспектива появляется только тогда, когда у производителя есть рынок сбыта, есть реальный потребитель и есть возможность получить ту добавленную стоимость, которую  он и должен был бы получить. Однако до сегодняшнего дня включительно, подчеркиваю, нам пока еще не удалось решить. Сегодня вся добавленная стоимость уходит за пределы региона. Это связано с отсутствием переработки. Поэтому лично для себя и для коллег из правительства я поставил задачу: возродить мясоперерабатывающую отрасль республики.

Мы понимали, что своими силами, даже с помощью государства и федерального правительства нам эту проблему не решить. Поэтому мы работали для того, чтобы максимально привлечь инвесторов, инвестиционный капитал, что нам и удалось сделать. Конечно, не без ошибок и не без трудностей. Но тем не менее, на сегодняшний день в республике строятся два мясоперерабатывающих комбината, один мощностью 40 тысяч тонн говядины, второй - 20 тысяч тонн. Это серьезная перспектива, это обнадежило наших сельхозтоваропроизводителей и собственно в этом, наверное, заключается причина того, что за последние три года мы неуклонно из года в год наблюдаем рост поголовья скота. Для нас это наиболее важный фактор и показатель. И с экономической точки зрения и с социальной, в том числе. Поскольку около 60 процентов скота находится в личных подсобных хозяйствах, на подворьях - а таких хозяйств у нас 60 тысяч, т.е. одно хозяйство - это практически одно рабочее место. За последние годы люди увидели свет в конце туннеля. Поголовье скота растет, если, допустим, три года назад было около 400 тысяч голов скота, то сегодня эта цифра составляет почти 700 тысяч голов. Почему я называю такие округленные цифры? Потому что животноводство - это сезонная штука, есть понятие весенней и осенней отбивки. Скот продается осенью к зиме, весной, поэтому эта цифра плавающая.

Безусловно, есть серьезные проблемы. Они, конечно, больно ударяют по нашей сегодняшней экономике. Но это проблемы, носящие предсказуемый и контролируемый характер. Что я имею ввиду? Это, конечно же, вступление России во Всемирную торговую организацию. Если взять характеристику поголовья всего нашего животноводства, это, как правило, товарное стадо, т.е. то стадо, которое наш фермер держит в пределах 8 - 12-ти месяцев, не больше. Дальше теряется рентабельность. Однако  те хозяйства, которые поверили в строительство перерабатывающего комплекса, поверили в строительство откормочного комплекса (это основное звено нашего животноводства), сегодня таких проблем не имеют. Я достаточно часто езжу по республике, побывал в тех хозяйствах, которые занимаются откормом скота. Даже несмотря на то, что сегодня происходит затоваренность наших хозяйств, те хозяйства, которые дают кондиционный скот, скот промышленного забоя от 400 килограммов и выше на голову, проблем со сбытом не имеют.

Мы уделяем серьезное внимание созданию промышленной кормовой базы, потому что без этого наше животноводство развиваться не может. Серьезный момент, который является приоритетным для нас - это, безусловно, пастбищное животноводство. 8 - 12 месяцев, как правило, скот находится в степи на подножном корме. Это серьезный задел, чтобы потом в будущем конкурировать на стадии реализации.

-   Зимой снежный покров у вас непостоянный?

- Нет, он постоянен, но в том-то уникальность нашего скота, что он может пастись практически круглогодично. Конечно, в периоды большого снегопада или высокого снежного покрова скот  переходит на стойловое содержание. Но это недолгий период.

Завершая тему сельского хозяйства, хочу сказать, что в своем подходе к развитию животноводства мы исходили из кластерного развития нашего АПК и достаточно преуспели в этом. Два года тому назад правительство России объявило о создании 53-х экстерриториальных агропромышленных кластеров страны. Из них 3 -  в сельском хозяйстве, один из них - наш. Мы серьезно рассчитываем на то, что в самое ближайшее время с пуском наших перерабатывающих комбинатов (мы планируем первые очереди обоих комбинатов запустить уже в 2014 году) выйти на рынок с высококачественной продукцией. Ведь что на самом деле сегодня реально происходит?  Почему я постоянно делаю акцент на говядине мясного направления? Ведь львиная доля мяса, поступающего на рынок сегодня, в частности, говядины, как правило, не имеет никакого отношения к мясной говядине. То, что мы с вами едим и считаем парной телятиной или говядиной, это, как правило, выбраковка мясомолочной промышленности. Весь мясной скот сегодня сконцентрирован на юге России, в Калмыкии.

Безусловно, сегодня ведутся серьезные промышленные прорывы, закупается скот импортный, причем в очень больших количествах, в Белгородской, Калужской, Липецкой областях, но в количественном соотношении это все несопоставимо с теми ресурсами, которые имеются в республике. Я убежден, что с вводом в эксплуатацию нашей перерабатывающей отрасли мы сможем дать на рынок высококачественную продукцию, которая вполне может брендироваться в классе "премиум". Подчеркиваю, в классе "премиум", поскольку на рынке отсутствует говядина мясная, так называемая стейковая, на рынке отсутствуют конкуренты в этом направлении, потому как весь импорт говядины в стране, как правило, уходит в глубокую переработку, в колбасы. А то, что мы имеем сейчас, либо безумно дорого, недоступно массовому покупателю, либо никакого отношения к говядине или к баранине мясного направления не имеет.

-  В России стал появляться средний класс, который не будет питаться колбасой, да и ветчиной тоже. У них как раз заинтересованность в том, чтобы это был  нормальный  кусок  мяса - стейк, говядина. Я думаю, что через какое-то время львиная доля мяса будет калмыцкой говядиной.

 -  Мы на это и рассчитываем, потому что наш комбинат, который мы собираемся запустить, это предприятие полного цикла с новейшей технологией. Он будет поставлять не мороженые туши, а именно то, что от нас требует сегодня ритейлер или торговая сеть. Это будут лотки с охлажденными кусками мяса от 300 -400 граммов до 1 килограмма, либо это будет продукция от 5-ти до 20-ти килограммов, т.е. то, что нужно сегодня непосредственно потребителю. У нас есть предварительные договоренности с крупными сетевыми компаниями. Мы готовы работать в этом плане и, еще раз подчеркну, у нас есть серьезный гандикап, когда мы сможем даже в условиях ВТО конкурировать в ценах с той высококачественной говядиной, которая приходит сюда в виде стейков. Я не буду говорить о ресторанной сети, я буду говорить о том, что будет потреблять средний класс. Когда мы выдадим на рынок нашу продукцию, готовую к употреблению, которую хозяйке дома даже мыть не надо (это будут делать на производстве), это будут совершенно другие условия. И самое главное - мы разработали Концепцию социально-экономического развития региона до 2020 года. Одна из основных линий этой концепции - это брендирование нашего продукта, потому что средний потребитель сегодня не видит различия между мясом мясомолочного направления и мясом мясного направления. А ведь биохимический, костно-мышечный состав скота этих направлений совершенно отличается. Даже по органолептическим, вкусовым своим показателям - это небо и земля. Те, кто побывал в Калмыкии и попробовал нашу баранину, нашу говядину, всегда отмечают, что это совершенно другой вкус. По-другому и быть не может, потому что 8 - 12 месяцев скот находится в степи. В степи произрастает свыше 400 разновидностей трав в течение года, причем, это сезонный рост разнотравья и, естественно, сезонное потребление животными этой травы. В этом и заключается смысл мраморного мяса. С каждым этапом своей жизни животное получает определенный ассортимент питания. Все это отражается на биохимическом составе его мяса. И все это превращается в высококачественный продукт, который вполне может конкурировать с тем же стейком "абердин" или "ангус". Но, если на конечном этапе тот же "ангус" или "абердин" это, как правило, зерновое или кукурузное кормление, которое тоже накладывает отпечаток на вкусовые качества мяса, у нас есть самое главное - тот задел, который был заложен в период пастбищного кормления. Это то, что я могу сказать вкратце. Эта тема интересная, но пока еще невоспринимаемая нашим сообществом в целом, потому что сейчас мы говорим о национальной безопасности, о здоровом питании человека. А это как раз и есть здоровое питание человека. Мы только сейчас подходим к этому и начинаем говорить об экопродуктах. Вот вам ответ. Сегодня я даже не беру сетевые магазины класса “люкс”, но в магазинах среднего уровня баранина в основном, новозеландская, австралийская. А где наша? Огромные стада на юге России. Ведь в царской России Юг называли скотным двором страны. Так было. И мы хотим сегодня, забрендировав наш продукт, вложить огромные средства. У нас есть договоренность с нашим инвестором, что на заключительной стадии ввода в эксплуатацию тех промышленных предприятий, о которых я говорил, о том, что совместно будем вкладывать большие средства в рекламу нашей продукции именно для того, чтобы подать его как высококачественный и, самое главное, экологически чистый продукт.

- Я так чувствую, у вас есть перспективы гастрономического туризма. В какой-то момент назовут Калмыкию российской Аргентиной. Будут говорить не  калмыцкие степи, а калмыцкий пампус. Почему бы и нет?

      - В беседе с одним из инвесторов - представителем крупной бразильской компании мы говорили о том, что находясь в аналогичных природных условиях производить и возить продукцию через три океана,  дело  архиприбыльное.  Мы можем завтра выйти и на международный рынок, еще раз подчеркну, ВТО - это дорога в два конца.

   Да, сегодня у нас есть временные трудности и сложности, но это трудности определенного времени. Те предприятия, крупные  фермеры, сельскохозяйственные производственные кооперативы, которые переключились на докорм скота и доведение его до промышленного уровня, проблем с реализацией не имеют. А когда появится промышленная переработка, и мы выйдем на рынок с конкурентоспособной продукцией, то почему бы и нет.

   Я, наверное, перебрал лимит времени, остановившись на сельском хозяйстве, на нашем животноводстве, но поверьте, это для нас наиболее важная, злободневная тема по той простой причине, что других проживных, базовых, фундаментальных точек подъема для старт-апа в регионе, к сожалению, нет.

   Я сказал о топливно-энергетическом комплексе, но пока мы считаем, что весь комплекс мероприятий, которые мы в последние годы в этом направлении сделали - он только начальный. Хотя и есть обнадеживающие перспективы. Переходя на эту тему хотел бы остановиться на двух моментах: Для себя мы поставили такую задачу - максимально постараться сделать комфортным и привлекательным регион для крупных игроков, потому что крупный игрок на нефтяном рынке - это, как правило, прозрачный, публичный игрок. Это игрок, который не будет играть в "серые" схемы, игрок, который будет заинтересован в росте своей добычи, в росте своей продукции вчистую. А значит, и для нас главное - рост налогооблагаемой базы, конкретные поступления в бюджеты и, конечно же, социальная политика, которая может решаться за счет этих инвесторов, работающих в топливно-энергетическом комплексе. Компания "Шелл" сегодня работает на больших глубинах. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что она практически закончила почти двухгодичный период разведки. В самое ближайшее время она приступит к промышленному бурению.

Компания "Лукойл" физически и юридически зашла на территорию республики, приобретя контрольные пакеты акций у двух компаний. Так решило руководство "Лукойла". Они выкупили компании, которые уже имеют свою кредитную и  промышленную  историю на территории республики. И не далее как два дня тому назад, 3-го сентября, совместно с одним из руководителей компании мы заложили камень на первой буровой.

-  О каких месторождениях идет речь? У нас присутствует федеральная пресса. Они могут не знать этого.

-  Цекертинское месторождение - 16 скважин, из них 12 - будет пробурено в Черноземельском районе, 4 - в Лаганском районе. В общей  сложности объем инвестиций составит 12,5 миллиардов рублей в течение ближайших двух лет. Для нас это очень большой вклад в экономику региона. Для нас самое главное, что в Калмыкии впервые за всю историю появился такой крупный игрок.

Очень приоритетно для нас, поскольку, к сожалению, надо признать,  весь опыт работы предыдущих  компаний  приводил к тому, что  неуклонно  сокращалась  добыча.  То, что эти две мировые компании  появились сегодня в Калмыкии  гарантированно говорит о том,  что  инвестиции поступают в Калмыкию.

- Давайте перейдем к политическому блоку вопросов. Например, поговорим о выборах в Народный Хурал…

- Да, вы правы в единый день голосования граждане республики будут избирать  Народный Хурал. Сегодня 23 политические  партии  участвуют  в этом процессе. Хотел бы отметить немаловажную деталь для  нас, в истории современной Калмыкии - это беспрецедентное  политическое явление. До сегодняшнего дня такого огромного количества политических партий  и сил,  претендующих на власть в республике,  не было.  И, конечно же,  это имеет определенные особенности. Это связано и с некоторой излишней  пафосной риторикой, некоторыми перегибами в проведении  своей предвыборной  кампании, потому что есть  политические партии, которые идут  уверенно в эту  политическую борьбу, которые имеют поддержку своих  избирателей. Есть  ряд абсолютно новых политических партий и движений, которые не представлены широко, но тем не менее  имеющих в регионе авторитетных лидеров. Это накладывает определенные отличительные особенности этой предвыборной кампании. В целом для меня, как руководителя региона, важно, чтобы  мы имели  возможность обеспечить полное свободное  волеизъявление  наших граждан. Для  меня важно, чтобы  вся предвыборная кампания за исключением некоторых  моментов,  проходила  честно. Важно и то, чтобы в том парламенте, который выбирает народ,  присутствовали разные  политические партии, поскольку  я полагаю,  было бы  интересно, если  политическая палитра в республике  будет иметь  окрас разноцветного характера.  Разные мнения,  разные суждения,  но при этом  я убежден,  что нам удастся  сохранить  лидерство  в парламенте.

- О каких позитивных переменах в республике вы могли бы еще поведать нам?

- Хотел бы сказать, что в связи с тем, что  у нас  появились  средства, в республике  наблюдается  строительный  бум. По сдачи жилья в ЮФО  мы - в лидерах. Причина проста. Появились свободные средства у сельхозтоваропроизводителей, их они вкладывают  в строительство  жилья. 

- Строительный бум касается не только  Элисты?

- Одна  из ведущих компаний республики строит домостроительный комбинат, завод по производству  каркасов, кирпичный завод, который производит 15 млн.   штук керамического кирпича. Помимо  углеводородов мы имеем серьезные запасы глины,  бешефита,  песка,  сланца. Все на местном сырье, этот завод  по производству кирпича будет  одним из крупных  на Юге России. Эти инвестиции,  вложенные в строительный бизнес,  для  нас  очень  серьезны.

- У республики есть выход  к Каспию. В принципе,  вы собираетесь  как-то осваивать  побережье Каспия: строительство порта  или развивать курортное направление?

- Мне не хотелось бы  останавливаться в деталях на строительстве порта. Единственное, что хотелось бы сказать, мы отказались  от проектов,  связанных с транспортными коридорами,  с развитием инфраструктур для  портов нефтеналивных и нефтегазовых терминалов. Мы исходим  из реальности.  Вообще, прагматизм  и реальность  для  нас  являются  приоритетными.  Сегодня  приоритет  для  севера Каспия  только один:  развитие рыболовства.  Несмотря на падение  добычи осетровых,  тем не менее  объем добычи  частиковых  рыб  в северной зоне Каспия  является приоритетным.  Причем приоритетными не только  для Калмыкии, но и для  Астраханской  области, не только для   наших северных соседей - Казахстана, Туркменистана,  но и для наших  южных соседей - Дагестана, Азербайджана. Но при этом  рыболовецких портов  на севере  Каспия нет.  Есть определенные мощности  в порту Оля Астраханской области. В советский период существовала сеть  рыболовецких  холодильных терминалов, которые  стояли  на рейде на севере,  они  и принимали всю продукцию. Рыбакам не нужно было  возвращаться  на берег, и они опять уходили  в море. Эта рыба  даже перерабатывалась в холодильнике.    Сегодня  такая  система нарушена.   Мы хотим предложить рыбакам  севера Каспия  свои  уникальные возможности. В этом направлении  мы  видим серьезные  перспективы:  строительство холодильных терминалов, строительство рыболовецкого порта, что, кстати, не несет  больших  финансовых  затрат. Для  этого не нужно строить  большие береговые  сооружения,  серьезную промышленную инфраструктуру. Такие работы уже  проводятся сегодня. Мы думаем,  что уже к началу  2014 года  сможем представить проект в МСХ  РФ и у соседей  найдем поддержку. Более того, на  предварительном этапе с коллегой  из Астраханской области мы  вели разговоры об этом,  он заинтересован выступить  соинвестором  в этом направлении. Вот эта  реальная перспектива.

- На предстоящем  в Сочи  форуме  в конце  месяца  одна  из дискуссий  будет  посвящена  бренду региона.  Насколько  он важен  для  развития  региона,  инвестиционной привлекательности? Каким  вы  видите бренд "Калмыкия" и стратегия развития  бренда "Калмыкия"? В отрасли животноводства на какого  инвестора  делается ставка? 

- Наш бренд  известен,  более того,  мы  создали  Открытое акционерное общество  "Мраморное мясо Калмыкии". Вот это наш бренд, в который  мы  хотим  вкладываться  и серьезно  вкладываться. А что касается  второй  части вопроса - в это же  будет вкладываться  наш иностранный инвестор для того,  чтобы  вместе  пропагандировать  совместную  продукцию.

- Сегодня очень мало информации  о Калмыкии.  Сегодняшнее соглашение  с ИТАР-ТАСС  сделает  какой-то  новый прорыв  в информационной открытости  региона?

- Я верю, что  так и будет. Я скажу откровенно, несколько удивлен этими  высказываниями об  информационной блокаде, об информационной закрытости. Местные журналисты  знают о том, что,  по крайней  мере, раз в год  провожу  большие  пресс-конференции, как правило, вся  та работа,  которую провожу я и правительство республики,  регулярно освещается   местными СМИ.  Что касается  сегодняшнего соглашения,  я убежден, что так и будет. Более того,  очень рассчитываю на то, что с помощью  такого мощного партнера, друга, союзника  мы получим  возможность развеять  те  мифы,  которые распространяют о Калмыкии.

- Оцените,  пожалуйста, степень развития  дорожно-транспортной инфраструктуры республики. Как вы считаете, в какой  степени расширение  сети дорог  поможет   экономическому  росту Калмыкии?

- Если  оценивать  по 5-балльной  системе,  можно поставить удовлетворительную отметку. За последние 20 лет  мы  серьезно продвинулись  в этом направлении. Все районные центры  сегодня  связаны  со столицей Калмыкии дорогами  с твердым покрытием. Я намеренно  не буду говорить  о качестве дорог, но главное  было  сделано. Ведь до 90-х годов  до районных центров  можно было добраться  на "кукурузниках", либо  преодолевая  большие трудности. Так  вот, за последние 20 лет  нам  удалось  наладить систему  взаимодействия  с федеральными структурами,  отвечающими  за качество  и  строительство   новых дорог. По территории Калмыкии  проходят  3 федеральные  трассы, причем очень загруженные, очень активные, связывающие  Кавказ, Закавказье  с Центральной Европейской частью России. Качество дорог  я бы оценил  на 3 с двумя плюсами, мы  активно  работаем с Минтрансом страны.  В этом  году мы планируем  завершить  70 процентов  реконструкции федеральной трассы, которая  ведет в Москву, на Волгоград.  Мы обратились за такой помощью 1,5 года  назад, наша  готовность  сотрудничества  с Министерством транспорта  России привела   к тому, что  мы  ускорили  все темпы  строительства, разработку  ПСД. Другая  серьезная  и  архисерьезная  проблема - это качество существующих дорог. Это на самом деле - беда. В 90 процентах населенных пунктов, где  я бываю, один из основных вопросов,  которые  мне задают  жители - это дорога  и вода. Это боль, беда, проблема 144  населенных пунктов республики, которые, вообще, не имеют  дорог с твердым покрытием. Нужно строить 1367 км  межпоселковых дорог в республике. И те дороги, которые  имеются, в лучшем случае, прошли капитальный  ремонт и  реконструкцию около 10-15  лет назад.  Что нами делается  в этом направлении? На будущий год мы планируем создать  муниципальные дорожные фонды. Помимо  того, что создание республиканского дорожного фонда  запланировано в бюджете  будущего года, поскольку  мы  еще не приступали  к его обсуждению, в пределах 900 млн. рублей мы планируем создать  районные  муниципальные дорожные фонды. Мне  кажется,  для  начала это будет  серьезным  подспорьем. Во-первых, эти средства могут быть направлены туда, где  они точечно  необходимы, это будут решать  районные власти,  депутаты  законодательных собраний. Конечно,  соглашусь с тем, что этих средств будет  недостаточно,  но мы рассчитываем на то,  что с ростом  наших экономических показателей, будет расти  и наш республиканский  фонд. Оптимистичные  предпосылки  для  этого есть. Мы в последние годы  имеем очень  хорошие  экономические показатели. Сегодня утром  на сайте  REGNUM узнал о том, что по индексам промышленного роста Калмыкия  в ЮФО  на 1-м месте. Из экономических показателей, которые  опять же  дают мне возможность  предполагать, что у нас  появятся  финансовые возможности  для  таких  оптимистичных прогнозов,  говорит и то, что  с 2013 года  мы  вышли  из сверхдотационной  зоны, что в современной  Калмыкии  происходит  впервые.  В 2012 году   наш бюджет был бездефицитным. У меня  есть  предпосылки говорить  о том, что  мы  и 2013 год  также  завершим  бездефицитным. Эти экономические показатели  говорят о том, что во-первых, нам реально  выполнить  поставленные задачи, сформировать республиканский  дорожный фонд  в размере 900 млн.  руб.,  реально  10 процентов из них выделить  на  районы. Реально  к 2015 году  увеличить  экономический рост на 25 процентов.

-  Алексей Маратович, Республика Калмыкия сегодня бурно развивается. На какие именно объекты АПК направлены первоочередные усилия властей, и на каком этапе строительство мясоперерабатывающего комплекса в Кетченеровском районе?

- Вот вы сами собственно ответили на свой вопрос. Для нас основным приоритетом для развития агропромышленного комплекса как раз является строительство Кетченеровского   мясоперерабатывающего комплекса. Это проект, который мы ведем совместно с компанией "Продконтракт", точнее с ее дочерней компанией "БифАрт". Теперь о том, что касается сроков и наших оптимистичных прогнозов и того, как реально обстоят дела на  этом мясоперерабатывающем комплексе. В 2011 году мы подписали первый протокол с  компанией "БифАрт". В 2012 году был подписан трехсторонний договор между компанией, правительством Республики Калмыкия и Россельхозбанком. В этом же году начались строительные работы. Сегодня можно говорить о том, что основная часть фундаментных работ завершена. Почему я говорю основная часть? Потому что это завод полного цикла, завод совершенно новых технологий. Поверьте мне на слово, таких технологий у нас в стране просто не существует. Завод полного цикла, предусматривающий, кроме мяса, переработку крови, рогов, копыт, шкуры, так называемых красных и белых внутренностей животных. Это переработка ланолина, то есть так называемых жиросодержащих продуктов. Практически утилизация этого процесса, если не стопроцентная, то близкая к этому. И, по сути, индустриальный, промышленный центр перерабатывающей промышленности республики строится в чистом поле, где не было внешних источников водоснабжения, энергоснабжения, все это нужно было подводить под той огромной железобетонной плитой, которая лежит сейчас там. На этом месте находится целая сеть коммуникаций, которая потребовала серьезных инженерных решений. Ко всему, завод находится на стыке двух тектонических площадок. Почему выбрали именно это место? Дело в том, что в этом месте сосредоточены огромные залежи подземных вод, что и явилось основным условием, поскольку завод высокоэкологичный, он требует огромного количества воды, а вода в республике на вес золота. Так вот именно эта точка на карте послужила отправной точкой для строительства завода. Далее энергоснабжение, газоснабжение пришлось подводить за десятки километров. Все это, безусловно, потребовало времени и самое главное - огромных ресурсов. Представьте себе: сюда заведены две 10-ти мегабатные линии электропередач. Это сравнимо с советским периодом истории, когда в Калмыкию тянули ЛЭП из Оренбуржья. Еще один важный момент: завод будет сбрасывать воду, практически, если не питьевую, то по крайней мере, техническую, то есть, это завод с биологической очисткой всех отходов производства и это тоже находится под землей. Для вашего понимания масштабности проведенных работ приведу следующие цифры: на территории завода вбито в землю 1800 бетонных свай от 18 до 24 метров длиной для того, чтобы удержать эту плиту. Буквально на днях начался завоз металлических конструкций. К сожалению, с задержкой, с опозданием на 4 месяца, потому что Таганрогский завод металлоконструкций, который получил этот заказ, если не ошибаюсь, в феврале этого года, задержал нас со сроками. Что касается   оборудования, 70 процентов всей импортной техники уже готово к отправке. Уже в конце нынешнего года мы начнем его монтаж. Я утром получил свежие фотографии с завода, поскольку постоянно держу под личным контролем ход строительства завода. Начались монтажные, сварочные работы.  Приехали около 60 высококлассных сварщиков и монтажников. Вот таково положение дел на Кетченеровском   мясоперерабатывающем заводе. Еще раз повторюсь, это прорывной для нашей экономики инвестиционный проект.

- Еще один вопрос. Как вы оцениваете перспективы поставки эко-баранины на рынки Москвы и других крупных городов России?  

- Очень положительно оцениваю. Хочется верить, что так и будет. Более того, хочу сказать, что год с небольшим тому назад совместно с правительством Москвы мы приступили к разработке этого проекта. Мной с мэром Москвы Сергеем Семеновичем Собяниным был подписан договор  о сотрудничестве правительства Республики Калмыкия  и правительства  Москвы, в рамках которого мы намерены выйти на рынок с готовой продукцией. Планируется совместными усилиями построить в Москве дистрибьюционный центр, откуда по заявкам мясо развозилось бы по Москве, чтобы нашу продукцию могли приобретать в том виде, в котором необходимо  для потребителей: ресторанные, отельные, торговые сети. Это что касается поставок, как вы назвали, экобаранины. Конечно же, мы готовы вложить серьезные средства в рекламу и брендирование нашего продукта. Вот, собственно, я и начал заниматься этим сегодня здесь (смеется).

- Алексей Маратович, эту тему вы сегодня уже затрагивали, но не могли бы вы подробнее прокомментировать, каким образом Калмыкия собирается модернизировать Прикаспийскую инфраструктуру, в частности, существуют ли планы по оживлению порта г. Лагани, второго по численности населения города в республике? Какие планы по реконструкции судоходного канала, который соединяет город с Волго-Каспийским каналом?

- Да, как я уже сказал, такие планы есть, но только в том направлении, что мы планируем развивать наш порт Лагань, как рыболовецкий центр. Это предусматривает строительство терминалов и холодильников для временного хранения рыбной продукции. Причем не только для нас, не только для наших рыбаков, но и всех близлежащих регионов. Поскольку дагестанским  рыболовецким бригадам, работающим на севере Каспия, не нужно будет возвращаться к себе в Махачкалу. Они будут сбрасывать свою продукцию в Лагани на временное хранение. И Астраханским рыболовам также не нужно будет заходить для выгрузки лова в свои порты. Лагань стоит почти на середине северного Каспия, поэтому развитие портовой инфраструктуры будет экономически выгодно всем. Конечно, для этого необходимо реконструкция существующего  судоходного канала. Вы понимаете, хотя у нас 160 км побережья Каспия, но как такового моря мы не видим. Все 160 км - это дельта Волги, разливы, ерики, камышовые заросли. И существующий шестикилометровый судоходный канал соединяет Лагань с морем, он требует обязательной реконструкции. И этим в ближайшие годы мы, безусловно, будем заниматься.  

                                                                                                                                                                              

06.09.2013 16:17
 
© Администрация Главы Республики Калмыкия,
© Управление по развитию электронного правительства Республики Калмыкия
2005-2010. Официальный сайт Главы Республики Калмыкия "Глава Калмыкии".
Разработка РГУП ЦИРИТ РК при помощи Shape 5 2010 г.